Ояката Таманои (озэки Тотиадзума): «Я полностью осуществил свою мечту»

Сумо для японцев не просто борьба. Это национальная гордость. Однако на профессиональном дохё сегодня доминируют иностранцы. В последний раз японский рикиси завоевывал Кубок Императора более пяти лет назад. В январе 2006-го года победителем турнира-басё стал озэки Тотиадзума. Сейчас знаменитый сумотори работает тренером-наставником (ояката), носит имя Таманои и возглавляет собственную школу. После завершения Летнего турнира прославленный богатырь дал интервью «Спорт-Экспресс» и www.japan-sumo.ru.

Вопрос: В феврале 1998-го года во время открытия Олимпийских игр в Нагано колонну каждой делегации возглавляли борцы сумо. Вы помните этот момент?
Ответ: Конечно. Я шел тогда под флагом России. И больше всего мне запомнилась красота российских спортсменок (весело смеется).

Вопрос: Вам удалось перекинуться парой слов с кем-то из олимпийцев?
Ответ: Нет. Во время парада было очень холодно. А на сумотори были лишь праздничные кэсё-маваси, надетые, как обычно, на голое тело. У меня зубы стучали. Я думал только о том, как бы не замерзнуть.

Вопрос: Но, несмотря на мороз, оценить красоту российских спортсменок Вы успели.
Ответ: Да, красота сильнее мороза (улыбается).

Вопрос: Страна, принимающая Олимпийские игры, на церемонии открытия стремится показать всему миру лучшее, что у нее есть. Что значит для Японии сумо?
Ответ: В Японии развиты различные виды спорта. Но сумо – это не просто спорт. Это национальная борьба, национальное искусство, древняя традиция, неотъемлемая часть нашей культуры. Мы очень рады, что в Нагано весь мир увидел важнейшую церемонию выхода на дохё великого чемпиона (йокодзуна-дохё-ири), что на параде участников каждую делегацию вели за собой лучшие рикиси. Наверняка зарубежные зрители смогли глубже понять нашу страну. Потому что сумо – это душа Японии.

Вопрос: Наверное, можно сказать что Вы впитали дух сумо с молоком матери. Ваш папа был очень знаменитым борцом. Он передал Вам по наследству сначала имя Тотиадзума, а потом Таманои. Вы с раннего детства решили стать богатырем?
Ответ: Так как отец был сумотори, я чуть ли не с пеленок привык отвечать на вопросы взрослых, что тоже хочу стать рикиси. Но, если честно, в детстве мне больше нравился бейсбол. С сумо я решил связать свою жизнь, когда мне исполнилось двенадцать лет и я пошел в среднюю школу (Примечание: в Японии трехступенчатая система школьного обучения: 6 лет + 3 года + 3 года). По большому счету я тогда еще практически ничего не знал о настоящем сумо. До сих пор борьба была для меня всего лишь редкой забавой.

Вопрос: Какая причина побудила Вас отказаться от любимого бейсбола и всерьез заняться сумо?
Ответ: Какого-то конкретного повода не было. Но в двенадцать лет я твердо решил, что смогу превзойти достижения отца. Папа выиграл один турнир и носил третье в иерархии профессионального сумо звание сэкивакэ.

Вопрос: Вы сделали выбор в пользу сумо, посоветовавшись с родителями?
Ответ: Нет, это был мой собственный выбор.

Вопрос: Узнав о нем, Ваш папа был доволен?
Ответ: Я так и не понял. Отец у меня скуп на слова. Он лишь сказал: «- Если ты так решил, старайся изо всех сил».

Вопрос: Как Вам удавалось совмещать сумо и учебу?
Ответ: Я поступил в токийскую школу со спортивным уклоном. В ней до меня получали образование ставшие в девяностые годы прошлого века йокодзунами Таканохана и Ваканохана. Не буду скрывать, учился я очень плохо. Но директор школы не ругал меня. Он дал такое наставление: «Во всем преуспеть нельзя. Если у тебя не идет учеба, сосредоточься на спорте и попытайся реализовать себя в сумо».

Вопрос: Правила профессионального сумо позволяют начать путь рикиси получившим обязательное образование выпускникам средних школ. Но Вы, несмотря на то что у Вас не шла учеба, перешли в старшую школу. Почему?
Ответ: Я собирался стать профессионалом сразу по окончании средней школы. Однако тренер школьного клуба сумо настоятельно рекомендовал мне подождать еще три года, чтобы окрепнуть на любительских соревнованиях. Он оказался прав. В 17 лет я стал чемпионом Японии среди старших школьников и вскоре, основательно подготовленным, был принят в возглавляемую отцом Таманои-бэя.

Вопрос: Дебют получился у Вас фантастическим. Вы выиграли сначала турнир в начальном (шестом) дивизионе, потом в пятом, затем в четвертом. Серия Ваших побед прервалась только в 27-ом поединке, когда Вы уже выступали в третьей категории макусита. Неужели в нижних лигах профессионального сумо настолько слабые борцы, что некому было остановить вчерашнего школьника?
Ответ: Нет, уровень даже в низших дивизионах довольно высокий. Там есть очень крепкие борцы. Но дело в том, что я не имел права причинять неудобства отцу. Я не мог подвести его, позволить себе бороться так, чтобы он краснел за меня. Я бы сгорел от стыда, если бы про богатыря, который завоевывал Кубок Императора и считался одним из самых техничных рикиси, говорили, что у него непутевый сын.

Вопрос: Ваш папа относился к Вам так же, как к другим своим ученикам?
Ответ: Да, точно так же, как к другим своим воспитанникам. Отец никогда не делал мне поблажек. Пожалуй, со мной он был даже более суровым. Мне доводилось получать от него удары бамбуковой палкой. Однако я понимал, что это воспитательная мера, необходимая для того, чтобы я упорнее тренировался и становился сильнее.

Вопрос: Став тренером-наставником, Вы тоже использовали в воспитательных целях бамбуковую палку?
Ответ: Недавно бамбуковые палки были запрещены. Но и до введения этого запрета я не был сторонником палочной дисциплины. Предпочитаю больше хвалить, а не ругать и наказывать своих учеников.

Вопрос: Вы добрый ояката?
Ответ: Все молодые люди приходят в профессиональное сумо для того, чтобы добиться успеха. А сделать это можно только собственными силами. Задача тренера-наставника – помогать ученикам, подсказывать, наставлять их на правильный путь. Я не считаю, что, если бить воспитанников, они станут сильнее. На мой взгляд, достаточно своевременного замечания. Причем в деликатной форме. В наши дни молодые борцы зажимаются, если их слишком сильно ругаешь.

Вопрос: Сколько учеников в Вашей школе?
Ответ: Сейчас в Таманои-бэя двадцать шесть борцов. У нас довольно большая школа. Скажу откровенно, весьма нелегко управляться с 15-16-летними юношами.

Вопрос: В чем главная трудность?
Ответ: Современная молодежь чересчур избалованная. Начинающим богатырям недостает прежде всего психологической силы, упорства. К сожалению, они не понимают, что сумо – их работа. Большая радость – получить первую зарплату. Это момент, когда дети становятся взрослыми. Но деньги нужно еще заслужить терпением и кропотливым ежедневным трудом. Почти все поступают в борцовские школы потому, что действительно любят сумо. Но, к сожалению, многие бросают начатое дело, не добившись быстрых успехов.

Вопрос: От Вас тоже уходят юные ученики?
Ответ: Да. И немало. Особенно когда перестают побеждать. Это общая проблема. Поэтому я стараюсь убеждать ребят, что сумо – их работа, что нужно потерпеть от трех до пяти лет.

Вопрос: Столько времени необходимо, чтобы понять, есть ли у начинающего рикиси богатырский талант?
Ответ: Нет, для того, чтобы привыкнуть к обществу. Жизнь в борцовской школе сильно отличается от жизни обычного школьника. Здесь особый коллектив, свои правила и свои обычаи.

Вопрос: Когда Вы поступили в профессиональное сумо семнадцать лет назад, как изменились Ваши отношения с родителями? На тренировке был строгий ояката, а после тренировки - снова отец? И в чем проходила грань между мамой и хозяйкой школы оками-сан?
Ответ: В тот самый момент, когда я был зачислен в Таманои-бэя, папа стал для меня только тренером-наставником, главой школы сисё, а мама превратилась в оками-сан. Иначе и быть не могло.

Вопрос: Вы женились уже после того, как завершили путь рикиси и перешли на тренерскую работу. При выборе спутницы жизни Вы размышляли, подходит ли понравившаяся Вам девушка на роль оками-сан?
Ответ: Женитьба – всё-таки не расчет, а порыв. Но семья в мире сумо действительно отличается от обычной семьи. На оками-сан лежит особая ответственность за воспитание чужих детей. О себе могу с удовлетворением сказать, что супруга стала для меня очень хорошей подмогой. В том числе и в тренерском деле.

Вопрос: Что Вы ни в коем случае не позволяете своим ученикам?
Ответ: Не позволяю им ни на минуту забывать, что они рикиси. Борцы сумо должны вести себя подобающим образом: выходить на улицу опрятными, в юкатах (легких кимоно), с волосами, сложенными в самурайский пучок магэ, быть вежливыми с окружающими, приветливыми. Они должны осознавать свою ответственность, всегда помнить, что по ним судят обо всём мире профессионального сумо.

Вопрос: Во время Летнего турнира Вы ежедневно по несколько часов раздавали автографы, фотографировались с болельщиками, никому не отказывали в рукопожатии. Наверное, такая работа изматывает даже больше, чем поединки на дохё?
Ответ: Вовсе нет. Такая форма общения с болельщиками - это выражение благодарности всем, кто не отвернулся от сумо в тяжелые для нас времена. Особенно приятно, что в «Кокугикан» приходило много детей.

Вопрос: Вы превзошли достижения своего отца: заслужили звание озэки, выиграли три басё. Ваша детская мечта полностью осуществилась?
Ответ: Да, я считаю, что полностью осуществил свою мечту.

Вопрос: Какие моменты Вы вспоминаете с наибольшим удовлетворением?
Ответ: Я счастлив, что стоял на одном дохё с Таканохана и Ваканохана, имел возможность бороться с этими величайшими йокодзунами.

Вопрос: И Вы, и Таканохана стали оякатами. Он остается для Вас примером?
Ответ: Да, Таканохана для меня – образец.

Вопрос: Чем бы Вы занимались, если бы Вам не удалось стать сумотори?
Ответ: Я стал бы бейсболистом.

Вопрос: Многие рикиси и ояката проводят свободное время на полях для гольфа. Почему?
Ответ: Я тоже очень люблю эту игру. Хотя у меня нет чувства мяча (смеется). Гольф помогает расслабиться, освежиться, освободиться от стресса.

Вопрос: Вы много общаетесь со знаменитыми спортсменами, деятелями искусства. Кого Вы можете назвать своими друзьями?
Ответ: Например, это олимпийский чемпион Косукэ Китадзима, певица Юми Мацутоя, бейсбольные тренеры Хара и Хосино.

Вопрос: Кто Ваши друзья в мире сумо?
Ответ: Мне трудно назвать кого-то близким другом. А круг приятелей – это те, вместе с кем я играю в гольф и ужинаю или обедаю после игры.

Вопрос: На дохё Вы всегда производили впечатление человека, глубоко погруженного в себя, отрешенного от посторонних мыслей, не обращающего никакого внимания на то, что происходит вокруг.
Ответ: Вы правы, я всегда был сосредоточен только на своем сумо.

Вопрос: Кто из сегодняшних рикиси похож в этом плане на Вас? Сэкивакэ Кисэносато?
Ответ: Наверное, Кисэносато. Кого еще можно назвать? (задумывается) ... Пожалуй, озэки Кайо. На каждый поединок он выходит как на свою последнюю схватку.

Вопрос: Каждому рикиси приходится проходить через травмы. Вы из-за травм дважды теряли титул озэки, но оба раза возвращали себе это высокое звание. Как Вам удавалось преодолевать боль?
Ответ: Важно, что я осознавал, что опустился из озэки в сэкивакэ из-за травм, а не из-за того, что стал слабее. Поэтому психологически мне было легче вновь завоевывать утраченные позиции.

Вопрос: Психологически Вам не было страшно получить новое повреждение, едва оправившись от старой травмы?
Ответ: Нет. Я никогда не испытывал чувства страха. Сумо – это контактное силовое единоборство. И к травмам нужно быть готовым в любой момент. С таким настроем я выходил на каждый поединок.

Вопрос: Прежний ояката Садогатакэ, йокодзуна Котодзакура любил повторять, что травмы лучше всего лечатся на тренировках. Наверняка так говорят и другие тренеры-наставники?
Ответ: Да, так говорят ояката старшего поколения. У них такая точка зрения. Но, к сожалению, на самом деле от травм не так-то легко отделаться (смеется). Однако тренировки можно строить таким образом, чтобы по полной пограмме нагружать неповрежденные части тела. Такая методика способствует скорейшему восстановлению.

Вопрос: Сумотори предпочитают скрывать по возможности свои травмы и даже не надевают фиксирующие повязки, чтобы не показывать соперникам свои слабые места?
Ответ: Верно подмечено. Что касается меня лично, в конце профессиональной карьеры я не считал уже нужным маскироваться. Так много было у меня хронических травм.

Вопрос: О сумотори часто говорят, что они «создают свое тело». Как можно вылепить себя?
Ответ: Прежде всего, нужны ежедневные многочасовые специальные утренние тренировки - кэйко. И отдых, послеобеденный сон – это тоже часть кэйко. Тело растет, отдыхая. Большое значение имеет правильное питание. Уставший организм должен получать много калорий. То есть, самое главное - верный баланс между тренировками, отдыхом и питанием.

Вопрос: Полезно ли посещать тренажерный зал?
Ответ: Я считаю, что в зале достаточно работать два раза в неделю. Если заниматься на тренажерах чаще, накапливается лишняя усталость.

Вопрос: В каждой школе есть свои секреты приготовления «богатырской похлебки». Есть ли оригинальный рецепт тянко-набэ в Таманои-бэя?
Ответ: (задумывается). Мы добавляем в тянко немного чеснока.

Вопрос: Когда Вы носили титул озэки, Ваш боевой вес составлял 150-155 килограммов. Сколько Вы весите сейчас?
Ответ: Мой рост – 181 сантиметр. Максимальный вес достигал 160 килограммов. Сейчас я вешу менее 110 килограммов.

Вопрос: Использовали ли Вы специальную диету, чтобы сбросить вес, когда завершили путь рикиси?
Ответ: Нет, специальной диеты не было. Вес снижался естественным образом, потому что отпала необходимость много есть.

Вопрос: Вы последний японец, сумевший выиграть турнир. В январе 2006-го года озэки Тотиадзума в третий раз завоевал Кубок Императора. С тех пор прошло уже более пяти лет. Но после Вас победителями басё становились только монголы Асасёрю, Хакухо и Харумафудзи и болгарин Котоосю. Вам не обидно, что в национальной борьбе японские рикиси так долго остаются в тени иностранных богатырей?
Ответ: С одной стороны, обидно. С другой стороны, я понимаю, что таково ральное соотношение сил на сегодняшний день. Стена, стоящая перед японскими рикиси, - очень мощная. Пробить ее чрезвычайно трудно. Но всё возможно при должном упорстве.

Вопрос: Как Вы считаете, когда Кубок Императора снова получит японец?
Ответ: Чем раньше, тем лучше. Но вряд ли это случится в этом году или в следующем.

Вопрос: Четыре года назад, объявляя об отставке, Вы пожелали японским богатырям превзойти иностранных рикиси и возложили особые надежды на Хомасё, Тойоносима и Кисэносато. Эти борцы не оправдали Ваших ожиданий?
Ответ: Я вижу, что они очень стараются. Но, к сожалению, им не всегда удается воплотить старание в результат. Возможно, каждому из них необходимо внести большее разнообразие в специальные тренировки (кэйко).

Вопрос: Пожалуй, трудно найти борца, который тренируется более упорно, чем 24-летний Кисэносато. Чего же не хватает Редкому таланту?
Ответ: По моему мнению, уверенности в собственных силах. В сумо это очень важный фактор. На Летнем турнире неуверенность Кисэносато бросалась в глаза.

Вопрос: Кого из японцев Вы выделили бы сегодня как будущих надежд?
Ответ: Если судить по Нацу басё, можно отметить Котосёгику и Гоэйдо. И я не теряю веры в Кисэносато. У него громадный потенципал. Он очень силен. Но нужно уметь использовать, извлекать из себя свою силу в каждой схватке.

Вопрос: Заслуживает ли особого внимания какая-то из восходящих звезд во втором элитном дивизионе дзюрё или в третьей лиге макусита?
Ответ: Пока никому не могу выдать большие авансы.

Вопрос: В последнее время в профессиональном сумо становится всё меньше и меньше новичков-синдэси. Что нужно сделать, чтобы поломать такую неприятную тенденцию?
Ответ: Нужна хорошая скаутская работа. Мне, например, часто звонят знакомые и предлагают посмотреть крупного подростка. В таких случаях я приглашаю юношу в свою школу, знакомлю с обстановкой. Мы несколько раз встречаемся, беседуем. Так постепенно я подвожу его к поступлению в Таманои-бэя.

Вопрос: Кто станет следующим озэки?
Ответ: Принимая в расчет иностранцев, я бы назвал 25-летнего монгола Какурю. На Летнем турнире он продемонстрировал высококлассное сумо. Но ему до сих пор не хватало стабильности.

Вопрос: Вы согласны, что у великого чемпиона Хакухо нет сегодня равных соперников?
Ответ: Абсолютно согласен.

Вопрос: Для Хакухо это большая удача или, наоборот, тяжелый груз?
Ответ: Тяжелый груз. Несомненно, он ощущает давление. В одиночестве нести звание йокодзуна – это очень большая ответственность.

Вопрос: Хакухо остается для Вас иностранцем?
Ответ: Нет. Йокодзуна – это японский йокодзуна.

Вопрос: Кого еще из богатырей, родившихся за пределами Страны восходящего солнца, Вы могли бы назвать настоящим японцем?
Ответ: Это знаменитый гавайский тяжеловес Конисики-сан, добивавшийся в конце прошлого века звания озэки. У него настоящее японское сердце. Он всей душой постиг японскую культуру. Его очень любили болельщики.

Вопрос: Чего не хватает иностранцам, выступающим сегодня в профессиональном сумо?
Ответ: Иностранцы должны понимать, что сумо – это пласт японской культуры, что в сумо действуют особые законы и правила, которые нужно неукоснительно соблюдать. Но я ни в коем случае не имею в виду, что иностранные рикиси этого не понимают (смеется).

Вопрос: В Японской Ассоциации сумо есть люди, косо поглядывающие на иностранцев. Но большинство, наверное, искренне желает, чтобы национальная борьба становилась все более и более популярной не только в Японии?
Ответ: Мне лично приятно, что сумо получает признание во всем мире, что иностранцы тянутся к нашей культуре.

Вопрос: Когда в ноябре 1996-го года Вы дебютировали в макуути, в высшем дивизионе профессионального сумо было только четыре иностранца: гавайцы Акэбоно, Мусасимару и Конисики и монгол Кёкусюдзан. Сейчас почти половина макуути – пришельцы из-за рубежа. Не совершила ли Японская Ассоциация сумо большую ошибку, широко открыв ворота для иностранных богатырей?
Ответ: Ворота открылись не так уж широко. Существует правило, запрещающее принимать легионеров в школы, где уже есть иностранцы. Вообще, я считаю, что конкуренция с лучшими богатырями со всего мира не ущемляет японских рикиси, а – наоборот - дает им отличный шанс совершенствоваться и повышать свое мастерство. У меня, кстати, были очень неплохие статистические показатели в поединках и с Асасёрю, и с Хакухо, и с Котоосю.

Вопрос: Как Вы оцениваете российских богатырей?
Ответ: Алан – очень сильный сумотори. У него мощные руки. Но он недостаточно хорошо использует ноги. Если Алан еще поработает над техникой, наблюдать за ним будет еще интереснее. Весящему 275 килограммов Авроре я советую похудеть. Опустившемуся в четвертый дивизион сандаммэ из-за травмы колена Амуру желаю скорее вернуться в верхушку макусита. Я считаю, что ему по силам подняться и во второй элитный дивизион дзюрё.

Вопрос: Сумеют ли заслужить высшее звание йокодзуна первый и второй европейские озэки Котоосю и Балт?
Ответ: В данный момент я не вижу таких перспектив.

Вопрос: По итогам Летнего турнира элитный статус сэкитори получил 100-килограммовый чех Таканояма. Лет 50-60 тому назад с таким весом можно было претендовать даже на титул йокодзуна. Сегодня столь легкому борцу, наверное, сложно будет закрепиться среди сильнейших. Каким, по Вашему мнению, весом нужно обладать в наши дни борцу, ставящему перед собой самые высокие цели в профессиональном сумо?
Ответ: Хочу отметить, что при такой комплекции Таканояма показывает очень силовое сумо. Вообще вес нужно набирать до тех пор, пока он не мешает борцу легко передвигаться по дохё. Я считаю, что 130 килограммов – достаточный вес, чтобы добиваться больших успехов в макуути.

Вопрос: Значит, нынешние 132 килограмма – идеальный вес для озэки Харумафудзи?
Ответ: Да. Я полагаю, что больше ему не надо.

Вопрос: Благодаря Олимпиаде судьба связала Вас с Россией. Какое у Вас представление о нашей стране?
Ответ: Я никогда не был в России. Но мне кажется, что у вас очень холодно и люди носят шапки-ушанки.

Вопрос: Хотелось бы Вам, чтобы в профессиональном сумо появлялись новые россияне?
Ответ: Мне радостно, что география национальной японской борьбы расширяется, что появляются новые интересные богатыри, что за рубежом становится больше и больше любителей сумо. Но нужно помнить, что количество вакансий для иностранцев ограничено и что в профессиональное сумо принимают только до двадцати трех лет. И, конечно, желающий начать путь рикиси должен ясно представлять себе, что в Японии свои культурные особенности.

Вопрос: Каким Вам видится идеальный новичок-иностранец?
Ответ: Ему должно быть от пятнадцати до двадцати лет. Борцовский опыт не является обязательным. Главное, он должен всей душой любить сумо и относиться к борьбе как к своей работе.

Дайсукэ Сига родился 9 ноября 1976 года в Токио. В 17 лет он стал чемпионом Японии среди старших школьников и вскоре дебютировал на профессиональном дохё. Тотиадзума – второй борец в истории сумо, сумевший выиграть турниры во всех шести дивизионах. Три раза ему вручался главный трофей – Кубок Императора. Тотиадзума носил второе иерархическое звание озэки и пользовался огромной популярностью у болельщиков. С любовью прозванный Тюлененком (Гома-тян) богатырь завершил путь рикиси в мае 2007-го года. Сейчас он возглавляет школу Таманои.

июнь 2011 г.

QR Code текущей страницы

QR Code