Хакурозан: "Хочется показать красивую борьбу"

Вопрос: Как Вы оцениваете итоги Кюсю басё?
Ответ: К сожалению, продолжаю ощущать последствия травм. Левое колено я впервые повредил еще в любительском сумо. Потом возникли проблемы, когда выступал в пятом дивизионе, дзёнидан. Какое-то время я фиксировал ногу наколенником и чувствовал улучшение. Но в мае прошлого года на совместной тренировке с носившим тогда звание озэки Хакухо пропустил бросок и получил новое повреждение. В августе я перенес операцию. Сегодня могу сказать, что она была неудачной, потому что не чувствую результатов. Из-за того что я продолжаю невольно беречь левую ногу, нагрузка идет на правую, через бедро - в спину, образуется перекос позвоночника. Этим летом пришлось оперировать правый мениск. Несчастье произошло буквально на ровном месте, на спортивной базе в Подольске, куда я приехал, чтобы провести показательную тренировку. Я просто присел на корточки, собираясь сделать сонкё (прим.: элемент подготовки к схватке), - и в этот момент вылетел сустав. Это произошло потому, что мышца была перезабита из-за перекоса. Считаю, что операция на правом колене оказалась успешной. Нога приходит в норму.

Вообще в последние полтора года мне ни разу не удалось провести тренировки подряд в течение хотя бы трех дней. Постоянно возникали проблемы - то с коленями, то со спиной. Отсутствие нормального тренировочного процесса - причина неудачных выступлений на турнирах. Сумо - скоротечная борьба. Только стартовый рывок-татиай можно запрограммировать. Всё остальное происходит на уровне инстинкта. Ночью разбуди - тело должно чувствовать круг. На позиции 12-го маэгасира я бы ни за что не показал результат макэкоси (преобладание поражений), если бы перед турниром мне удалось нормально потренироваться хотя бы две недели и вернуть чувство дохё. Говорю это так уверено потому, что раньше много раз встречался с рикиси, которые были моими соперниками на Кюсю басё. Я боролся, насколько мог. Голова соображала, что нужно делать, но тело двигалось по-своему. Примерно в десяти схватках просто не было борьбы за победу.

Я не ищу оправданий. Думаю, что не встречаю сейчас на форуме такой поддержки, как раньше, потому, что не заслуживаю. 80 процентов борцов в макуути испытывают последствия различных травм, но многие при этом одерживают красивые победы, поднимаются в санъяку (прим.: на позицию комусуби или сэкивакэ). Я знаю, что за меня переживает семья, переживает страна, переживают болельщики в Японии, весь мой клуб, мой тренер - ояката Китаноуми, который смотрит каждую мою схватку. Но я не смог их порадовать. Я потерпел 12 поражений и буду понижен во второй дивизион дзюрё - наверное, на позицию 3-4 борца.

Мне хочется показывать красивую, интересную борьбу. Я обязательно продемонстрирую это в Токио на январском Хацу басё. Сейчас чувствую, что могу начинать нагружаться. Я решил, что в следующем году буду пахать и пыхтеть. Сейчас я просыпаюсь в 7.15. А молодые борцы поднимаются в 6.00. И я сказал моим одноклубникам, моим тренерам-наставникам, что тоже буду вставать в шесть часов утра и начинать тренировки вместе с молодыми. Таким образом я восстанавливаю стремление стать сильным, которое присутствовало, когда я был начинающим сумотори, когда тренировался даже после перелома двух ребер.

Вопрос: Позволит ли состояние здоровья выполнить эту программу?
Ответ: Хуже точно не будет. Главное, подойти с умом к этому процессу. Даже если что-то болит, можно использовать иглоукалывание, другие процедуры.

Вопрос: У Рохо такой же настрой?
Ответ: Да, на 100 процентов. Мы вместе решили, что год нужно проработать по максимуму.
На Кюсю басё Рохо выиграл 10 поединков, но почти все победы были одержаны в результате хатакикоми или после татиай-хэнка. Он потерял технику, не мог правильно пойти со старта. Брат тоже остро ощущает нехватку тренировочных схваток на протяжении последних шести месяцев.

Рохо серьезно травмировал спину в июльском поединке против Тиётайкай. Образовалась гематома, кровь загустела между нервов, он не чувствовал некоторые части тела. Спину нужно было разрезать очень осторожно. А потом нельзя было переработать. Опухоль могла снова образоваться. К счастью, опасный период остался позади.

Мы не лентяи. Я смотрю, как борются молодые, как работают на тренировках. Нам тоже так хочется! И мы готовы начинать наверстывать упущенное.

Все хвалят Ама. Это очень техничный, сильный по всем параметрам рикиси. Как он трудится на тренировках - пример для всех. На последней дэгэйко (прим.: выездной тренировке) перед Нагоя басё, например, в школе Наруто он провел 104 (!) схватки с Кисэносато. Чем больше борешься, тем больше тело привыкает. И у нас были времена, когда мы делали до ста схваток за день. Это нужно возобновить. Пока мы лечили травмы, другие росли и совершенствовались. Теперь мы будем догонять. Пусть потребуется время, пусть на это уйдет целый год. Мы будем наверстывать упущенное.

Вопрос: Не слишком ли рисковал Рохо, отрывая от дохё Ваканохо? Настолько принципиальным был этот поединок?
Ответ: Не сказал бы, что крайне принципиальным. Но у каждого сэкитори есть, конечно, своё "Я". Опытный борец всегда особенно настраивается на схватку с соперником, дебютирующим в высшем дивизионе макуути.

Вопрос: Правда, что Вы ругали Ваканохо после "прыжковых" побед над Кайхо и Коккай?
Ответ: Конечно. Ваканохо хотел выиграть как можно больше схваток, чтобы получить по итогам турнира премию кантосё. Но я сразу сказал ему, что за такую борьбу он ничего не получит. Был разговор после победы над Кайхо. Но он повторил то же самое с Леваном. Пришлось его поругать. У Ваканохо очень хорошие физические данные, но иногда он поступает легкомысленно.

Вопрос: Трагедия в школе Токицукадзэ сильно изменила атмосферу в мире сумо?
Ответ: Я и представить себе не мог, что такое возможно. Конечно, я не знаю всех подробностей. Но мальчика больше нет. Это факт. Как можно было бить ребенка бутылкой по голове, подвергать истязаниям?!

Молодых вообще не за что наказывать. Это дети, которые еще ничего не умеют. Сумо - другой мир. 15-16-летним мальчикам очень тяжело: они сразу сталкиваются с множеством запретов, им приходится выполнять много работы - убирать жилые помещения и зал, мыть посуду, делать покупки. Нельзя ругать их за то, что они приносят из магазина не то, что приказывали. Нельзя наказывать тех, кто убегает из школы. Начинающим все простительно.

В нашем клубе первые три месяца новички даже не борются. Только делают приседания, отжимания, а также основополагающие упражнения - сико, тэппо, суриаси. Потом они начинают бороться между собой. Так продолжается год и больше. До жестких столкновений-буцукари и выездных тренировок-дэгэйко допускаются только те, кто достигает 4-го дивизиона - сандаммэ.

Такие же порядки заведены в школе Рохо - Отакэ, так было в моем прежнем клубе - Хататияма-бэя.

Вопрос: Многие молодые убегают из школ?
Ответ: Примерно 50 процентов.

Вопрос: По какой причине начинающие борцы бросают сумо?
Ответ: Это отдельный мир, жизнь взаперти. Молодые обязаны выполнять все поручения старших. Никуда нельзя отлучаться. Нельзя пользоваться телефоном. Играть в игры тоже уже нельзя. От очень многих вещей приходится отказываться.

Вопрос: Многие приходят в сумо из бедных семей?
Ответ: Из тех, кто остается в сумо, около половины - дети малоимущих родителей. Для них клуб становится интернатом, дающим возможность проявить себя, стать сильным, добиться успеха.

Вопрос: Получают ли ояката деньги за воспитание молодых борцов?
Ответ: Да, около тысячи долларов в месяц от Ассоциации сумо. Но только за тех, кто не имеет статуса сэкитори (прим.: 70 борцов элитных дивизионов макуути и дзюрё).

Вопрос: Какие в "комнатах" практикуются наказания? Как часто в ход идут бамбуковые палки?
Ответ: Есть строгий запрет. Нельзя бить по лицу и голове. Бамбуковой палкой могут ударить по заднице. Например, если на тренировке не борешься, а только имитируешь борьбу. Тот, кто так поступает, сильным не станет. И напарнику от такого спарринга никакой пользы. Если проводишь хатакикоми, два раза сделают замечание, а в третий раз молодого могут наказать палкой. Хатакикоми - очень опасный прием. Для самого проводящего. Если не успеваешь уклониться в сторону, падающий соперник сверху вниз может попасть плечом или головой в колено. И конечно, делающий ставку на хатакикоми не станет сильным.

Не проявляющего рвения на тренировке или проспавшего могут заставить сделать 500 отжиманий или 3-4 тысячи сико, могут увеличить длительность буцукари. Но не до такой степени, чтобы у наказанного не было сил подняться на ноги.

Самым суровым наказанием я считаю недельный запрет отлучаться из школы. Если жалеешь себя и не тренируешься, ссылаясь на травму - сиди в клубе и лечись.

Только один раз я видел, когда били по-настоящему - по заднице и по спине. Так наказывали молодого парня за то, что он украл деньги у одноклубника. Обмануть и украсть - самые страшные проступки. За это карают очень серьезно. На пол могут насыпать рис, провинившегося поставить на колени и сзади, между коленями, вставить палку.

Вопрос: У кого, кроме ояката, есть право выносить наказание?
Ответ: У ответственных, которые назначаются из числа старших учеников, занимающихся сумо больше 10-15 лет, но не достигших статуса сэкитори. Есть ответственные за чистоту и порядок, есть ответственные за тянко. Но прежде, чем наказать, они должны подойти к сэкитори и объяснить, за что выносят наказание.

Вопрос: Общаются ли сэкитори с молодыми борцами напрямую?
Ответ: Я всегда это делаю. Потому что очень хорошо помню, какими авторитетами были сэкитори для меня, когда я начинал путь рикиси. Когда они разговаривали со мной, давали советы, я старался на пять с плюсом. Теперь я пытаюсь помогать молодежи. У меня есть свой любимчик - 15-летний Аияма. Во время тренировок он всегда стоит справа от меня. Мое слово для него, может быть, значит даже больше, чем слово тренера. На Кюсю басё Аияма выступал в 5-м дивизионе, дзёнидан, и одержал 5 побед.

Вопрос: Когда Вы делали первые шаги в профессиональном сумо, чувствовали ли Вы обиды?
Ответ: На первых порах после сико ноги становились словно бетонными. А меня заставляли отжиматься, бороться, хотя другим делали послабления. Тогда закрадывались мысли, что со мной поступают так, потому что я иностранец. Сейчас понимаю, что всё делалось для моего блага, для того, чтобы я смог раскрыть весь свой потенциал.

Вопрос: За кого Вы порадовались на Кюсю басё?
Ответ: За Аврору. Толя Михаханов выиграл пять схваток. В январе он впервые получит право выступать в третьем дивизионе - макусита. По этому поводу на торжественной церемонии, организованной нашим клубом после турнира, я налил ему с горлышком сётю (прим.: напиток, превосходящий по крепости сакэ).

Ваканохо успешно дебютировал в макуути. Он здорово проявил себя в борьбе в поясе. Например, в схватке с Ваканосато. Сослан очень силен физически, у него хороший рост. Но ему еще не хватает уверенности. В некоторых моментах он смалодушничал. Это можно понять. Всё-таки первый турнир в высшем дивизионе, страх присутствовал. Техника - дело времени. Будут на 100 процентов отточенные приемы, научится намертво брать маваси соперника левой спереди, как Хакухо. Верю, что с борьбой всё придет. Еще пара турниров - и Ваканохо попрет.

Порадовал Амур. У Николая Иванова очень строгий клуб, Ономацу-бэя. Под руководством своего ояката он может многого добиться. Если бы набрать еще немного веса. Сейчас у него чуть больше 100 килограммов.

Алан - очень грамотный сумотори. Он видит борьбу. Может быть, ему чуть-чуть не хватает физики. Надо добавить вес за счет мышечной массы. Думаю, он смело будет подниматься в бандзукэ без остановок до второго элитного дивизиона - дзюрё.
Очень рад за Точиносина. Это скромный, молчаливый и очень трудолюбивый парень. Когда у него был травмирован локоть, он поднимался на дохё и по тысяче раз делал сико. Помню, как впервые увидел Левани в школе Касугано. Это был высокий, худой парень. А сейчас у него ноги, как столбы. С такими данными, с таким трудолюбием, в очень строгом и очень правильном клубе он пойдет далеко.

ноябрь 2007 г.

QR Code текущей страницы

QR Code