Алан: «Моя цель не поменяется, пока я не стану озэки»

Пятый маэгасира Востока Алан ответил на вопросы www.japan-sumo.ru и газеты "Спорт-Экспресс".
Первая часть интервью записана после январского Хацу басё, вторая - перед майским Летним турниром.

Часть 1. «Моя цель не поменяется, пока я не стану озэки»

Вопрос: - Как Вы оцениваете свое выступление на первом турнире года?
Ответ: Всем понравилась и мне понравилась моя схватка с Балтом. Была красивая борьба, я одержал красивую победу. Наверное, только этим поединком я доволен. А вообще я провел турнир слабовато. Рассчитывал показать результат катикоси (преобладание побед), но не сумел.

Вопрос: А что не получилось? Чего Вам не хватило: силы, техники или удачи?
Ответ: В декабре я ездил в отпуск домой. Вернулся в Токио за две недели до начала турнира. Наверное, мне не хватило специальных тренировок.

Вопрос: Вам не мешали какие-то травмы?
Ответ: Нет. Серьезных повреждений, которые мешали бы бороться, у меня не было. Были обычные микротравмы по ходу соревнований. Например, один раз колено заболело. Я его просто перевязал. Потом я больно упал на спину. В поединке с Йосикадзэ очень сильно ударил руку. Но на борьбу это никак не влияло. Сейчас я просто хочу забыть Хацу басё и настроиться на следующий турнир.

Вопрос: Во время отпуска Вы не потеряли чувство дохё?
Ответ: Дома я поддерживал форму, несколько раз ходил на тренажеры и в спортивный зал, боролся с любителями. Правда, не на глинистой арене, а на мягком покрытии. Это очень большая разница. Однако я не могу сказать, что потерял за три недели чувство дохё.
Вообще-то я ездил в Аланию и перед прошлогодним июльским турниром, на котором завоевал третье в иерархии сумо звание сэкивакэ. Наверное, раз на раз не приходится. Может быть, разница заключается в том, что тогда отпуск был короче и вернулся я в Японию, имея в запасе больше дней на подготовку к соревнованиям.

Вопрос: Как Вы проводили свободное время дома?
Ответ: В основном ездили с женой и маленьким сыном по родственникам. На это ушло почти всё время. Еще я в горы ездил.

Вопрос: Что было дома из того, чего Вам не хватает в Японии?
Ответ: Дома я душой отдыхаю. Из еды – осетинские пироги. Кстати, если честно, я соскучился за время отпуска по японской еде (смеется).

Вопрос: Давайте еще поговорим о приятном. Как и когда Вам пришла в голову идея не просто вытеснить, а вынести из круга 186-килограммового озэки Балта?
Ответ: До поединка такой мысли не было. Конечно, настраивался я на эту схватку очень серьезно. На прошлом турнире у нас тоже получилась очень красивая борьба. Я удерживал его за пояс из-за спины, но пропустил редкий бросок и упустил победу. Перед новой встречей с Балтом я много думал, как мне с ним бороться. Если он поймает меня в объятья, у меня уже ничего не получится. Балт очень силен физически. Он для меня самый трудный соперник, наравне с йокодзуна Хакухо. Когда после одновременного стартового рывка я прошел в мородзаси (примечание: войти в мородзаси – прорваться в корпус противника из-под обеих рук), я подсознательно, за доли секунды, успел вспомнить наш ноябрьский поединок и понял, что смогу выиграть только в том случае, если не остановлюсь и буду продолжать идти вперед. Я вложил все силы в атаку, и мне удалось даже оторвать его от земли и поднять в воздух. Действительно получилась очень красивая схватка. Я даже сам был удивлен такой победе. Я сам не представлял, что у меня есть столько сил, чтобы поднять такого большого и опытного сумотори.

Вопрос: Вы уже брали верх над тремя из пяти обладателей двух высших иерархических титулов. Вы выигрывали у легкого Харумафудзи, у исполина Балта, у суперветерана Кайо. Не спрашиваю о практически непобедимом йокодзуна Хакухо. Но почему Вам никак не удается одолеть первого европейского озэки Котоосю?
Ответ: Я сам себе задаю этот вопрос. И не нахожу ответа. Может быть, время еще не пришло. Но мы уже шесть раз встречались. Не идет у меня почему-то борьба с двухметровым болгарином. Для меня Котоосю очень неудобный соперник. У него руки длинные, рост высокий, он сразу пояс захватывает.

Вопрос: В первый день турнира во Дворец сумо «Кокугикан» приходил Император. Атмосфера была особая?
Ответ: О том, что пришел Император, я узнал в раздевалке по телевизору. Заранее нас не предупреждали. Такой визит – не первый. Он как покровитель сумо посещает «Кокугикан» каждый год. Специальной встречи с борцами не было. Рядом с ним находился президент Ассоциации сумо, давал пояснения. А боролся я, как обычно. Как-то по-особому из-за Императора я себя не настраивал.

Вопрос: Оцените, пожалуйста, итоги Хацу басё в целом.
Ответ: Йокодзуна Хакухо был в своем стиле. Он выиграл шестой турнир подряд, в восемнадцатый раз завоевал Кубок Императора. Хорошо выступили сэкивакэ Кисэносато и Котосёгику, а также Окиноуми. И еще я бы отметил 170-сантиметрового Тойоносима. Самый маленький борец высшего дивизиона макуути одолел в первый день Балта, затем потерпел семь поражений подряд, а потом выиграл семь схваток и завершил Хацу басё «в плюсе». Такая серия побед свидетельствует, что Тойоносима очень силен духом.

Вопрос: «В минусе» завершили Хацу басё все грузинские богатыри. Что с ними произошло?
Ответ: Коккай и Тотиносин боролись с травмами. А Гагамару было, наверное, тяжело потому, что он впервые так высоко поднялся в рейтинге, на позицию шестого маэгасира.

Вопрос: Как Вы считаете, сколько еще турниров подряд выиграет Хакухо?
Ответ: (задумывается) Трудный вопрос. Я думаю, если у Хакухо не будет травм, его сможет остановить только Балт. 38-летний Кайо уже не остановит. А у Харумафудзи нога болит.

Вопрос: В последний день турнира у Хакухо родилась дочка. Как йокодзуна отмечает такое радостное событие? Расскажите, пожалуйста, как очевидец.
Ответ: Йокодзуна снял целый ресторан и собрал вечером того же дня около шестидесяти-семидесяти человек. Наверное, пригласил больше, но не все смогли придти на торжество, потому что турнир только-только завершился. Из озэки там был Котоосю. Пришли многие иностранные борцы, японцы тоже были. Хакухо позвал также своих адъютантов-цукэбито и несколько друзей и знакомых, не имеющих отношения к сумо. То есть был «близкий круг». Мы очень хорошо посидели.

Вопрос: Поднимутся ли в озэки Кисэносато и Котосёгику?
Ответ: Шансы у обоих есть. Если выбирать из них двоих, мне кажется, Кисэносато сильнее. Но он очень похож на своего старшего одноклубника, 34-летнего Ваканосато. Тот в общей сложности 17 турниров был комусуби или сэкивакэ, но в озэки так и не поднялся. Хотя Ваканосато очень хорошо боролся. Кисэносато, по-моему, тоже чего-то не хватает. Бывает, он идет вперед, уже почти добивается победы, но в последний момент «проваливается». Я, кстати, так у него выиграл. Однако Кисэносато молод и силен духом. Ему только 24 года. И мне труднее бороться с Кисэносато, чем с Котосёгику.

Вопрос: Считаете ли Вы Кисэносато и Котосёгику своими принципиальными соперниками? Нет ли у Вас желания доказать, что Вы заслуживаете звания озэки больше, чем они?
Ответ: Нет, такого желания у меня нет. И десять человек могут быть озэки. Я всем желаю получить это высокое звание. У меня ни к кому нет ненависти или зависти.

Вопрос: Но есть у Вас всё-таки соперник, которому особенно не хочется проигрывать?
Ответ: Вообще ни от кого не хочется терпеть поражений. Но если выбирать одного... Пожалуй, Хомасё. Не из-за личной ненависти. Его стиль борьбы крайне неудобный для меня, очень вязкий. И из-за этого особенно не хочется ему проигрывать.

Вопрос: На следующем турнире по положению в рейтинге-бандзукэ Вам не придется встречаться с великим чемпионом Хакухо и с озэки. Для Вас это передышка или наказание?
Ответ: (задумывается). Если честно, передышка. Три турнира подряд, встречаясь со всеми сильнейшими рикиси, я показывал отрицательный результат макэкоси. И пришла какая-то неуверенность. Хочется поскорее снова быть «в плюсе». Сейчас соперники будут послабее. Я полагаю, что покажу хороший результат. Задумываю получить в третий раз престижную премию кантосё. Это своего рода «малый кубок». Рассчитываю одержать в пятнадцати поединках не менее десяти-одиннадцати побед. Но как получится - никто не знает. Вообще, меня не удовлетворяет моя нынешняя позиция в рейтинге. И мне не хочется опуститься еще ниже.

Вопрос: После ноябрьского турнира Вы говорили, что в новом году ставите перед собой цель бороться за звание озэки. Эта цель остается?
Ответ: Да, остается. Раньше я ставил перед собой задачу добиться звания комусуби или сэкивакэ. Этой цели я добился прошлым лет. К сожалению, первый турнир в этом году у меня не сложился. Но от борьбы за титул озэки я не собираюсь отказываться. Если не получится в этом году, буду стараться в следующем. Из-за трех макэкоси подряд я рук не опустил. В спорте бывают не только победы, но и поражения. А если сегодня проиграл, завтра выиграю. Ничего страшного для меня не произошло. Я уже упоминал Ваканосато. Он не стал озэки, но всё равно хорошо борется, не падает духом. Я не могу знать, как дальше сложится моя профессиональная карьера. Может быть, мне никогда не удастся получить второе звание в иерархии сумо. Но цель моя не поменяется до тех пор, пока я не стану озэки.
Спорт скучен, если стоять на одном месте. Всегда нужно стремиться выше и вперед. Просто вернуть себе титул комусуби или сэкивакэ мне уже неинтересно. Я хочу двигаться дальше. Мне очень важно самому понять, на что я способен по самому большому счету.

Часть 2. «Хочется снова чувствовать себя богатырем, а не экстремалом»

Вопрос: С каким настроем Вы подходите к Летнему турниру?
Ответ: Настрой на басё, конечно, не такой, как всегда. Слишком много всего случилось и в Японии, и в Ассоциации сумо. Мы четыре месяца не боролись на турнирах, отвыкли от соревнований, регулярный цикл нарушился. Многие считали раньше, что шесть турниров в год – это слишком напряженный график. А теперь из-за пропущенного басё есть ощущение, что очень не хватает борьбы. Но я думаю, что будет всё нормально. Главное, что мы снова собираемся на басё.

Вопрос: Мелкие травмы залечены? Никаких спортивных проблем у Вас нет?
Ответ: Я хорошо потренировался. Никаких травм у меня нет. Кажется, я хорошо готов к турниру. Но вынужденная пауза, конечно, повлияла на меня.

Вопрос: Сообщалось, что двадцать два из тридцати пяти рикиси высшего дивизиона макуути похудели за последние четыре месяца. Это связано, прежде всего, с недостатком тренировочной и соревновательной практики?
Ответ: Прежде всего, с волнением. Нас трясет уже почти два месяца. Да еще авария на атомной электростанции. Все испытали стресс. Я отправил домой в Осетию жену и маленького сына, очень по ним скучаю. Родители мне всё время звонят, переживают.

Вопрос: Сколько килограммов Вы потеряли?
Ответ: Я похудел на пять-шесть килограммов.

Вопрос: Где застало Вас землетрясение?
Ответ: 11 марта был хороший, радостный день. Я спал дома после тренировки. Мы снимаем квартиру в Токио на третьем этаже. Толчок был настолько сильный, что я упал с кровати. Сразу подошел к окну – и увидел, как на улицу выбегают люди. Было очень страшно. В один миг всё поменялось!

Вопрос: Вы сразу отправили жену и сына в Россию?
Ответ: Я смог сделать это только через два-три дня. Я о них очень беспокоился. В детстве родители рассказывали мне об аварии на Чернобыльской АЭС, о ее последствиях, о том, что от людей скрывали информацию. От префектуры Фукусима до Токио только около 200 километров. Поэтому было очень тревожно.

Вопрос: А у Вас самого не возникло желание уехать из Японии?
Ответ: Желание, может быть, возникало. Но я бы уехал только в том случае, если бы было принято решение об эвакуации. Как взрослый мужчина, как борец сумо я не мог оставить Японию.

Вопрос: Переживали ли Вы землетрясения в Осетии?
Ответ: Помню, только один раз в детстве дома ощущались небольшие толчки. После того как я приехал в Японию, в Токио были маленькие землетрясения. Но они не идут ни в какое сравнение с этим бедствием. В первые дни после ударов стихии мы жили как на пороховой бочке. Не знали, какого еще несчастья можно ожидать.

Вопрос: Мартовский турнир был отменен до землетрясения, из-за скандала с договорными поединками. Эти страсти уже улеглись?
Ответ: Я с некоторой тревогой жду начала турнира. Не знаю, как поведут себя зрители. Возможно, до нас будут доноситься неприятные выкрики. Но ничего не поделать. Прошлогодняя бейсбольная история – «конфетка» по сравнению с нынешним скандалом. И, конечно, очень обидно выслушивать несправедливые оскорбления тем спортсменам, кто всегда боролся честно. А это подавляющее большинство рикиси.
Жалко тех, кому из-за скандала пришлось выйти в отставку. Столько людей выгнали! А у них есть семьи. Я понимаю ситуацию. Против нескольких борцов были доказательства. Но других приговорили к увольнению, не имея улик. Так решила общественная комиссия. В конце апреля мы собирались на официальную совместную тренировку, проводимую в Токио три раза в год. И на дохё было непривычно малолюдно, скучно, тоскливо. Потому что семнадцать из семидесяти лучших борцов (сэкитори) были вынуждены завершить профессиональную карьеру из-за скандала.

Вопрос: Как Вы выступили на официальной тренировке?
Ответ: Такие тренировки продолжаются один час. Примерно половина этого времени отводится йокодзуна и озэки. Меня они не вызывали на поединки. Я успел принять участие только в пяти-шести схватках с маэгасирами. Даже не помню, с кем встречался и сколько побед одержал.

Вопрос: Готовясь к Летнему турниру, Вы, как обычно, много спарринговали с озэки Балтом?
Ответ: С Балтом встречался немного меньше, чем раньше. Я регулярно ходил на тренировки в школу Токицукадзэ, много боролся с комусуби Какурю и Тойоносима и с готовящимся дебютировать в высшем дивизионе макуути бразильцем Кайсэй.

Вопрос: Можно сказать, что Вы удовлетворены набранной к турниру формой?
Ответ: Сейчас я себя хорошо чувствую. Каждый день провожу по 20-25 тренировочных схваток. Но только после начала турнира всё будет понятно. С одной стороны, я потерял пять-шесть боевых килограммов. С другой стороны, я стал подвижнее.

Вопрос: Статус Летнего турнира ограничен термином «гирё-синса басё» ("басё для проверки технического мастерства борцов"). Но для рикиси этот турнир полноценный?
Ответ: Да, для нас это полноценный официальный турнир. Все рекорды, победы и поражения пойдут в зачет. Результаты, как обычно, будут влиять на положение в рейтинге. Только телевидение не собирается показывать соревнования и не будет конвертов с деньгами от спонсоров (кэнсё). Подобный «ограниченный» турнир проводился уже в июле, после «бейсбольного дела». Дай бог, чтобы больше такое не повторилось. Надеюсь, что в Японии жизнь быстро наладится и что в Ассоциации сумо больше не будет скандалов. Хочется снова чувствовать себя богатырем, а не экстремалом.

январь-май 2011 г.

QR Code текущей страницы

QR Code