Амур - пятый российский сэкитори

Элитным статусом сэкитори впервые наделен европеец, не имевший до прихода в профессиональное сумо опыта вольной борьбы либо дзюдо. Почти десять лет понадобилось уроженцу приморского Лесозаводска Николаю Иванову, чтобы перешагнуть пропасть, разделяющую более 600 простых богатырей и 70 избранных. Амур заслужил почет и уважение, пройдя через тяжелейшее испытание: в конце прошлого года разрыв связок левого колена мог поставить крест на его карьере. Травма только мобилизовала Николая. Вернувшись в строй рикиси после длительного курса реабилитации, он потерпел на четырех турнирах лишь четыре поражения.

В день, когда было принято решение о повышении 28-летнего россиянина из третьей лиги макусита во второй элитный дивизион дзюрё, в воспитавшей Амура школе Ономацу собрались на праздник спонсоры и журналисты крупнейших японских СМИ. После официальной пресс-конференции всех гостей щедро угощали тянко (едой борцов сумо). Богатыри услужливо подносили добавку, подливали пиво и чай. Когда спонсоры и журналисты насытились, глава школы позвал на трапезу всех своих сэкитори. И Амур впервые сел за один стол с тренером-наставником.

Сразу после завершения торжеств, с позволения учителя, Николай Иванов ответил на вопросы "Спорт-Экспресс" и www.japan-sumo.ru

Вопрос: Какие чувства Вы сейчас испытываете?
Ответ: Ощущения очень хорошие. Я мечтал заниматься сумо, и прийти к такому успеху – очень приятно.

Вопрос: В какой момент Вы поняли, что становитесь сэкитори?
Ответ: Когда выиграл четвертый поединок подряд и досрочно добился катикоси (Примечание: катикоси - результат, фиксирующий преобладание побед над поражениями по итогам всего турнира). Четвертая победа практически гарантировала мне повышение в рейтинге. Я занимал высокую позицию второго борца Запада в третьем дивизионе, макусита. Мне сразу сказали, что в дзюрё освобождается достаточно мест. Там один борец завершил карьеру, а двое травмировались. Но я хотел выиграть для уверенности еще пару схваток. Так и получилось (улыбается).

Вопрос: Наверное, Вам особенно приятно оттого, что Вы поднимаетесь в дзюрё не потому, что кто-то вышел в отставку или получил травму, а благодаря собственным достижениям. В итоге Вы оказались в «очереди на повышение» самым первым.
Ответ: Спасибо, что Вы это отметили.

Вопрос: Еще полгода назад Вы переживали, что никак не можете набрать необходимые Вам 130 килограммов. Какой у Вас сейчас вес?
Ответ: Ровно 130. Я взвешивался в последний раз перед Кюсю басё. Но я хочу теперь набрать 140 килограммов.

Вопрос: Уже к январскому Хацу басё?
Ответ: Нет, вряд ли. К Хацу басё планирую довести свой вес до 135. А вот к Весеннему турниру постараюсь достичь 140 килограммов.

Вопрос: Что дает Вам дополнительный вес?
Ответ: Ощущения совсем другие. Даже прибавка со 120 до 130 килограммов мне очень помогла. У меня уже стартовый рывок по-другому получается, противник не может сбить меня. От веса сила появляется, а от силы – уверенность.

Вопрос: На Кюсю басё было заметно, что Вы добивались побед не просто в силовом стиле, но еще и очень быстро.
Ответ: Да, в первых четырех схватках. Потому что у меня был очень хороший настрой. Я шел все время только вперед, исключая для себя малейшую возможность уклонения от силовой борьбы.

Вопрос: Но если бы поединки затягивались, могла дать знать о себе травма колена?
Ответ: В принципе, опасно отступать. У меня уже нет связки, которая была порвана в прошлом году. Поэтому во всех отношениях наступательное сумо для меня лучше. И, конечно, когда поединок быстро проходит, соперник кажется легче.

Вопрос: В прошлом году Вы порвали связки левого колена как раз перед Кюсю басё. В строй рикиси Вам удалось вернуться только в мае этого года. Казалось бы, из-за вызванной тяжелой травмой продолжительной паузы должно пропасть чувство дохё. Но Вы стали бороться явно лучше, чем раньше, на четырех последних турнирах одержали 24 победы и потерпели только 4 поражения. Чем объясняется такой качественный скачок?
Ответ: После травмы поменялся мой взгляд на сумо. Мне уже 28 лет. Я осознал, что у меня почти не остается времени, чтобы пробиться в сэкитори. Если не поднимусь за пару лет – будет поздно. И я сумел мобилизоваться.

Вопрос: Что Вы изменили в своей подготовке, мобилизовавшись?
Ответ: Я начал в зал ходить, нанял тренера по физподготовке для укрепления колена, делал специальные упражнения. Например, приседания со штангой. И укреплял также заднюю мышцу левого бедра для поддержки колена. Еще делал одно упражнение... Не знаю, как сказать по-русски (смеется)... Приседание с шагом вперед. Это очень хорошее упражнение для укрепления баланса, мне врач посоветовал. И, конечно, я стал больше делать сико. Это основополагающее специальное упражнение в сумо.

Вопрос: Раньше Вы говорили, что делаете за утреннюю тренировку 400 – 500 сико. А сейчас?
Ответ: Количество осталось прежним, но изменилась техника. Я стал дольше удерживать ноги поднятыми и приседать медленнее. Это очень тяжело и очень полезно для выработки баланса. А если делаешь сико быстро, не сильно устаешь.

Вопрос: На торжественной пресс-конференции по случаю присвоения Вам статуса сэкитори Вы заявили, что Ваша следующая мечта – получить высшие иерархические звания озэки и йокодзуна.
Ответ: Мечты всегда большие. Не зря говорят: мечтать не вредно (смеется). Конечно, я хотел бы стать озэки и великим чемпионом. Но это, наверное, мечта любого сумотори.

Вопрос: Если не заглядывать слишком далеко вперед, скажите, пожалуйста, каковы Ваши цели на следующий год?
Ответ: Реально будет подняться в высший дивизион макуути. К сожалению, я пока не могу из-за колена тренироваться на все 100 процентов, немного придерживаю себя.

Вопрос: Но состояние колена улучшается?
Ответ: Врач объяснил мне, что с каждым турниром должно становиться лучше. И я чувствую, что это действительно так. Уже уверенность появляется.

Вопрос: Вам помогает тот фактор, что у Вас сильная школа?
Ответ: Конечно. Вакакою-зэки и Дайдо-зэки выступают в макуути, Масурауми-зэки боролся в дзюрё. В макусита на Кюсю басё нас было целых девять человек.

Вопрос: А молодые ребята, выигравшие турниры в пятой и начальной лигах дзёнидан и дзёнокути, подстегивают Вас, помогают Вам совершенствоваться?
Ответ: У них своей работы много. А сэкитори мне очень помогают.

Вопрос: Вы раньше отмечали, что на тренировках у вас с Вакакою счет равный. А ведь это очень сильный борец. Он должен получить четвертое иерархическое зание комусуби к январскому турниру.
Ответ: После травмы я с Вакакою-зэки еще не спарринговал, не был готов. Моими партнерами на тренировках были Масурауми-зэки и одноклубники из макусита. Когда буду готовиться к январскому басё, попробую побороться с Дайдо-зэки. Но пока не уверен, смогу ли. Посмотрим, как будет колено себя вести.

Вопрос: Боль часто проявляется?
Ответ: Бывает, проявляется, когда перетренируешься. Но отдохнешь день-два, и боль уходит. Правда, во время турниров отдохнуть никто не позволит. Приходится терпеть.

Вопрос: Теперь у Вас изменится соревновательный ритм. Сэкитори борются на басё 15 дней подряд. Вы к этому готовы?
Ответ: Все говорят, что первый турнир в дзюрё очень тяжелый. И морально, и физически. Но будем готовиться (улыбается).

Вопрос: А что изменится теперь у Вас в быту?
Ответ: Можно будет уже не заниматься уборкой. И у меня появится своя отдельная комната.

Вопрос: Большая? Что в ней находится?
Ответ: Не очень большая, обычная. Пока в ней ничего нет. Буду обставлять ее, когда вернемся в Токио. У нас в Ономацу-бэя принято, что борцы макуути уже сами снимают квартиры рядом с клубом. Борцы дзюрё получают отдельные комнаты в школе. А остальные, конечно, живут в одном общем помещении.

Вопрос: Вы сами решаете, что будет в Вашей комнате?
Ответ: Да, сам. Пока не определился, нужен ли мне телевизор. Наверное, поставлю, если смогу принимать российские каналы. Компьютер будет. И осуществлю свою мечту – куплю кресло-диван. На полу постоянно сидеть неудобно. Теперь смогу с комфортом сидеть за компьютером или фильмы смотреть (улыбается).

Вопрос: Но спать все равно будете на полу?
Ответ: Да, я уже привык.

Вопрос: Что еще будет хорошего?
Ответ: У меня появятся два адъютанта-цукэбито. Они будут в комнате убираться, для меня готовить. Мне станет гораздо легче. А если поднимусь в макуути, получу и третьего цукэбито. У нас в школе так заведено. И у меня будет теперь, конечно, больше свободного времени. Смогу больше спать, чаще ходить в тренажерный зал и куда-нибудь покушать.

Вопрос: Но возвращаться домой нужно будет, как раньше, к 22.30?
Ответ: Еще не знаю, посмотрим. Но думаю, если буду директора предупреждать заранее, он позволит задерживаться (примечание: директором Амур называет своего тренера-наставника, возглавляющего школу Ономацу).

Вопрос: У Вас появится новая одежда?
Ответ: Да, уже заказали два кимоно с накидками хаори и штаны-хакама. Только сэкитори могут носить такую одежду.

Вопрос: Какие еще перемены произойдут в Вашей жизни?
Ответ: Отношение ко мне изменится. Уже изменилось сразу. Проявляется уважение. Прежде всего со стороны борцов уровня третьего-четвертого дивизионов.

Вопрос: Это искреннее уважение? Может быть, кто-то в глубине души завидует черной завистью?
Ответ: Нет-нет. Я чувствую, это искреннее уважение. У нас в клубе отношения хорошие. Нет зависти.

Вопрос: А со стороны сэкитори отношение изменилось?
Ответ: Видно, что Вакакою-зэки очень за меня рад. Во время соревнований он каждый день помогал мне готовиться к поединкам. Теперь я в их группу вошел, стал с ними равным.

Вопрос: Раньше Вас никогда за стол не сажали с ояката и сэкитори?
Ответ: Нет, никогда. Я с остальными возле стола стоял, подавал еду, пиво подливал. Сейчас я чувствовал себя не в своей тарелке. Не привык пока.

Вопрос: На стене за обеденным столом висел график дежурств, расписанный на три колонки. Как происходит разделение труда среди борцов, не являющихся сэкитори?
Ответ: Разделение такое: уборка, приготовление пищи и обязанности цукэбито. Я очень рад, что теперь в этом графике не будет моего имени (смеется).

Вопрос: Ваши адъютанты-цукэбито уже назначены?
Ответ: Нет, назначение произойдет в день, когда официально будет выпущен бандзукэ (рейтинг-лист) к новому турниру, 21-го декабря. Пока ко мне приставлен один помощник. Он сам вызвался, когда директор поставил вопрос. Это Орури, прошедший, как и я, через серьезную травму. Его задача – помогать мне делать покупки, заказы и штамповать автографы. Прежде я никогда не занимался такой работой. Автограф сэкитори называется тэгата. Это отпечаток ладони с каллиграфической подписью своего борцовского псевдонима. Мне сказали, что нужно подготовить к январскому турниру 1000 штук. Не знаю, как справлюсь.

Вопрос: Но это приятная работа?
Ответ: Конечно. Тэгата – привилегия сэкитори. Остальные борцы не имеют права давать автографы.

Вопрос: Раньше Вы рассказывали, что на вечеринке после окончания турнира спонсоры материально поддерживают рикиси, «сделавших» катикоси, что за каждую победу борцу неэлитного дивизиона причитается около 10 000 иен. Вы заслужили сейчас звание сэкитори. Вам дали больше?
Ответ: Да, дали немного побольше. Думаю, что, когда я буду уже выступать в ранге сэкитори, сумма еще увеличится (улыбается).

Вопрос: Сэкитори не только борются каждый день, но и участвуют в торжественных церемониях выхода на дохё. Какой Вы будете использовать кэсё-маваси для дохё-ири?
Ответ: Борцов, переводимых из макусита в дзюрё, потому и называют заранее, до официального опубликования бандзукэ, чтобы дать время на изготовление кэсё-маваси. Директор уже сделал заказ всемирно известному дизайнеру. Когда он сам выходил на дохё, у него было прозвище Белый волк. А у меня на праздничном поясе будет черный волк.

Вопрос: Шелковые кэсё-маваси – очень дорогие. Ояката сделает Вам подарок?
Ответ: Деньги никто не будет платить. Кэсё-маваси изготовит известный магазин «MrMax». И внизу будет подпись с его названием.

Вопрос: В неэлитных дивизионах все рикиси борются на соревнованиях в одинаковых темных поясах. У сэкитори есть возможность носить маваси любого цвета. Какой вы выбрали?
Ответ: Светло-синий.

Вопрос: Цвет вод Амура?
Ответ: Нет. Просто это мой любимый с детства цвет.

Вопрос: А кимоно у Вас тоже будет синего цвета?
Ответ: Темно-фиолетового.

Вопрос: На тренировках Вы уже можете надевать белый маваси?
Ответ: Белый тренировочный маваси – еще одна привилегия сэкитори. Но я смогу его надевать только после выхода бандзукэ.

Вопрос: Изменится ли Ваше отношение к тем, кто ниже, кто не достиг еще статуса сэкитори?
Ответ: Я не позволю себе зазнаваться и смотреть на них сверху вниз. Но мне придется их учить. Когда тренера не будет на тренировке, мне нужно будет следить, чтобы они выполняли упражнения добросовестно, не ленились. И буду ругать цукэбито, если они будут плохо поддерживать чистоту и порядок в моей комнате.

Вопрос: Вы провели в профессиональном сумо уже почти десять лет. Когда-нибудь У Вас возникали сомнения, что Амур сумеет стать сэкитори?
Ответ: Сомнения, конечно, возникали. Но я старался их гнать и настраивал себя, что надо обязательно подниматься в дзюрё.

Вопрос: Самым трудным моментом стала прошлогодняя травма?
Ответ: Конечно. На следующий день после травмы в голову стали лезть разные мысли. Что делать? Может быть, пора уходить из сумо? Но уже через неделю я решился продолжать, еще раз попробовать.

Вопрос: Вам помогает то, что Ваша старшая сестра Вика живет в Японии?
Ответ: Конечно, очень помогает. Она поддерживает меня постоянно, утешает, когда я проигрываю. Мы часто созваниваемся, Вика иногда приезжает из Отару в Токио.

Вопрос: Ояката тоже всегда Вас поддерживает?
Ответ: Он не дает расслабиться (смеется).

Вопрос: Есть ли у Вас свои приметы?
Ответ: Я всегда поднимаюсь на дохё с правой ноги.

Вопрос: Благодаря чему Вам все-таки удалось набрать «заветные» 130 килограммов?
Ответ: Я изменил питание. Нашел полезную информацию в интернете. Пил протеин, стал употреблять больше продуктов, содержащих белок – например, куриное мясо. И углеводы очен важны, потому что они возвращают энергию. Очень важно также время еды. Желательно покушать минут через тридцать после тренировки или тренажерного зала, с мышц нужно быстрее снимать стресс.

Вопрос: Разве это не обычная практика в профессиональном сумо – садиться за стол сразу после многочасовой утренней тренировки и душа?
Ответ: Когда я исполнял обязанности цукэбито, мне удавалось садиться за стол только через полтора часа после тренировки. Сначала нужно было обслужить и накормить сэкитори.

Вопрос: Вы только что рассказывали японским журналистам, что по два раза в день съедали по пять порций риса.
Ответ: Да, было такое время. Я так наедался, что не мог пошевелиться. Для меня это были очень тяжелые времена. Сейчас так мучать себя не надо, потому что «вес пошел».

Вопрос: В еде у Вас теперь тоже появятся какие-то привилегии?
Ответ: В принципе, еда у всех одна и та же. Но мне теперь будет доставаться кусок побольше, пожирнее (смеется). И я смогу ходить по вечерам в рестораны, заказывать то, что мне хочется. Почти все сэкитори благодаря этому набирают вес.

Вопрос: Ваша жизнь очень сильно меняется в лучшую сторону. Какая радость всё-таки самая большая?
Ответ: Если выбирать что-то одно (задумывается), - наверное, возможность получать ежемесячно заработную плату. Я первую зарплату собираюсь родителям отправить. Правда, директор попросил, чтобы я ему на часть денег картину купил, которая стояла за нами на пресс-конференции. Он коллекционирует живопись. Я обещал (смеется).

Вопрос: Какую цель Вы ставите перед собой на следующий турнир?
Ответ: Самое главное - закрепиться в дзюрё, не потерять статус сэкитори. И потихоньку надо продвигаться к макуути.

ОЯКАТА ОНОМАЦУ: «В этом году я увидел нового Амура. Он всегда был очень добрым и раньше давал слабину в самых важных поединках. Но после травмы у Амура изменилось отношение к сумо. Я заметил, что в нем проснулась жажда побеждать, что у него есть ясный план, что нужно делать. Он стал уверенно и точно отвечать, как тренируется и как питается, начал задавать мне больше вопросов. Несомненно, последние результаты Амура укрепили его веру в собственные силы. Чтобы подниматься еще выше, ему необходимо оттачивать свое сумо».

декабрь 2011 г.

QR Code текущей страницы

QR Code