Амур впадает в Японское море

Девять лет выступающий в профессиональном сумо Николай Иванов (Амур) дал интервью www.japan-sumo.ru и газете "Спорт-Экспресс".

Лишь семьдесят сильнейших борцов сумо носят звание сэкитори, пользуются почетом в обществе, получают солидное денежное вознаграждение за свою работу, имеют в подчинении адъютантов-цукэбито. А более чем у шестисот богатырей нет даже собственной комнаты, им не выплачивается зарплата и запрещается покидать территорию клуба (школы) без разрешения наставника. Они трудятся на тренировках в поте лица и мечтают о славе. Однако статистика свидетельствует о том, что только каждый десятый рикиси поднимается в сэкитори.

Пропасть, разделяющую семь десятков избранных и массу простых сумотори, стремится перешагнуть и Николай Иванов, названный в честь великой русской реки Амуром. В прошлом году 27-летний воспитанник школы Ономацу вплотную подошел ко второму элитному дивизиону дзюрё, но вынужден был отступить в рейтинге, пропустив из-за травм два турнира.

Вопрос: Вызывает восхищение упорство, с каким Вы уже девять лет идете к поставленной цели. Хотелось бы от всей души пожелать Вам заслужить звание сэкитори. Но прежде всего необходимо преодолеть последствия травмы.
Ответ: Большое спасибо. Да, это самое тяжелое – проходить через травмы. На тренировке в ноябре перед поездкой на Кюсю у меня подвернулась нога. Врачи сказали, что порваны связки, сухожилия. Мы с тренером решили обойтись без операции. Но на лечение ушло много времени.

Вопрос: В июле прошлого года из-за другой травмы Вам пришлось сняться с турнира в городе Нагоя...
Ответ: Да, я выбил левую ключицу на утренней тренировке в школе во второй день Нагоя басё.

Вопрос: Раньше Вы не пропускали турниры?
Ответ: Нет. Хотя случались мелкие травмы. Но у меня никогда не было повреждений, не позволявших мне бороться на соревнованиях.

Вопрос: В прошлом году Вам просто не везло? Или каким-то образом изменились тренировки в Вашей школе?
Ответ: Просто два раза не повезло.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в профессиональное сумо. До приезда в Японию у Вас не было борцовского опыта?
Ответ: В России я занимался немного боксом. Ходил в секцию рядом с домом два раза в неделю. В сумо меня пригласил муж моей сестры. Он японец. Его друг был знаком с ояката Ономацу. В июле 2001-го года я был представлен тренеру-наставнику и борцам, которые через некоторое время стали моими одноклубниками. Я посмотрел на их тренировки, пообщался с ними, разделил трапезу и решил попробовать свои силы в профессиональном сумо. Через полгода я снова приехал в Японию – и меня приняли в Ономацу-бэя.

Вопрос: В каком городе Вы родились?
Ответ: Я родился в приморском городе Лесозаводске. Когда мне исполнился год, мы с мамой и папой переехали на Камчатку. Там прожили лет десять, потом вернулись в Лесозаводск. Когда я уже собирался в Японию, родители перебрались в Находку.

Вопрос: Каким-нибудь видом спорта, кроме бокса, Вы занимались на Камчатке или в Лесозаводске?
Ответ: Нет. Ещё только в тренажерный зал ходил.

Вопрос: Ономацу-бэя – большая школа?
Ответ: Довольно большая. Сейчас у нас восемнадцать борцов.

Вопрос: Правда, что ояката (тренер-наставник) для борца сумо – второй отец, что школа – это семья?
Ответ: (задумывается) Ояката за нами смотрит, за нас отвечает. Да, получается, что он как отец. С ребятами-одноклубниками несколько лет я живу, тренируюсь, общаюсь круглыми сутками. Конечно, я к ним очень привык.

Вопрос: Одноклубники для Вас как братья?
Ответ: Я их считаю своими близкими друзьями.

Вопрос: Отношения в школе между борцами хорошие? Или возникает напряжение?
Ответ: У меня отношения со всеми хорошие. Мне помогали, когда я приехал в Японию, когда не умел говорить по-японски, всё объясняли. У меня не было проблем из-за того, что я иностранец. Ни разу мне даже не намекали, что я здесь чужой.

Вопрос: Говорят, что ояката Ономацу - очень строгий тренер-наставник.
Ответ: Это правда (улыбается).

Вопрос: Он Вас часто наказывает?
Ответ: Случалось, наказывал пару раз. Словами. За дело, конечно. Не хочу вдваться в подробности. Но должен признаться, что я был не прав (смеется).

Вопрос: В вашей школы есть сэкитори. Вам удавалось поработать у кого-то адъютантом-цукэбито?
Ответ: Я служил цукэбито у Вакакою-зэки. Сейчас, из-за травмы, я не могу исполнять обязанности адъютанта. И, конечно, мне хотелось бы поскорее самому стать сэкитори.

Вопрос: Как Вы считаете, быть цукэбито полезно для профессионального роста сумотори?
Ответ: Полезно перенимать опыт у более классного борца, с которым ты всё время находишься рядом - особенно перед тем, как самому подняться в элитный дивизион дзюрё.

Вопрос: Какие поручения Вакакою-зэки Вам приходилось выполнять?
Ответ: Например, во время соревнований я всё время сопровождал его на поединки, помогал надевать маваси. Вообще в нашей школе к каждому сэкитори прикрепляется три адъютанта. Их обязанности распределяются в соответствии с положением в рейтинге (бандзукэ). Я был у Вакакою-зэки старшим цукэбито, поэтому мне не доставалась грязная работа. А уборку в его комнате делали младшие адъютанты.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о бытовых условиях жизни в школе сумо.
Ответ: Все борцы, не имеющие статуса сэкитори, живут в одной комнате. Это более пятнадцати человек. Комната довольно большая, чтобы всем хватило места. Спим мы на полу. Мне достаточно одного матраса. У каждого борца есть свой шкафчик для личных вещей.

Вопрос: Какие личные вещи разрешается иметь рикиси, не достигшему статуса сэкитори?
Ответ: В принципе, любые. Хотя в каждой школе есть небольшие ограничения. У нас, например, борцам моложе двадцати лет запрещается пользоваться мобильными телефонами.

Вопрос: Вас часто отпускают на побывку на родину?
Ответ: Я ездил в Россию только один раз. Это было примерно четыре года назад. А потом я сам решил для себя, что поеду на родину, когда стану сэкитори. Я такой стимул, такую цель себе поставил.

Вопрос: Вы начинали путь рикиси в 2002-м году вместе со ставшими потом первыми российскими сэкитори братьями Борадзовыми – Рохо и Хакурозаном. Вам было психологически тяжело из-за того, что Ваши «однопризывники» быстро пробились в элиту профессионального сумо, что Вас потом обошли другие европейцы, а Вы застряли в третьем, неэлитном дивизионе?
Ответ: Конечно, я тоже хотел бы побыстрее подняться в элиту. Но я иду к своей цели потихоньку.

Вопрос: Какой был у Вас вес, когда Вы делали первые шаги в профессиональном сумо?
Ответ: Когда я приехал в Японию в 2002-м году, я был очень худым для сумо. У меня было 88 килограммов.

Вопрос: А когда Вы преодолели рубеж в 100 килограммов?
Ответ: Я довольно быстро дошел до ста килограммов, примерно за полтора года. И потом я продолжал постепенно набирать вес. Сейчас у меня более 120 килограммов.

Вопрос: Тяжело набирать вес?
Ответ: Да. Я стараюсь есть через силу. Вообще похудеть гораздо проще, чем вес набрать.

Вопрос: Как нужно правильно питаться?
Ответ: Необходимо есть как можно больше. Предпочтение отдается питательной еде. Конечно, каждый день в меню борца должно быть много риса, мяса, рыбы.

Вопрос: Питание для сумотори – такая же работа, как ежедневные тренировки?
Ответ: Да, это верно. Для меня прием пищи даже тяжелее, чем тренировки. Мне было очень трудно набрать 120 килограммов. Каждый день я заставлял себя есть через силу.

Вопрос: У борцов сумо двухразовое питание?
Ответ: Да. Но я старался питаться дополнительно, по вечерам. Хотя это, может быть, не очень полезно для здоровья.

Вопрос: Тренер-наставник внимательно следит за процессом питания?
Ответ: Ояката не стоит за спиной во время обеда. Но он следит за весом. Если какой-то борец начинает худеть, тренер-наставник его ругает.

Вопрос: Есть у Вас нелюбимая пища, которую приходится есть через силу?
Ответ: Я почти всё люблю, за исключением очень популярного в Японии риса с индийским карри.

Вопрос: Говорят, что Вы очень хорошо готовите борщ.
Ответ: Нет, я не умею готовить борщ (смеется).

Вопрос: Но Рохо и Хакурозан рассказывали, как Вы их угощали.
Ответ: Дело было так. Мы с Рохо, Хакурозаном и Авророй однажды собрались и картошку жарили и блины пекли. Но борща не было. Вообще я в Японии научился готовить. Ведь борцы неэлитных дивизионов регулярно заступают в наряды по кухне. Мои фирменные блюда: тяхан и тянко на основе мисо (примечание: тяхан - вареный рис, обжаренный потом с овощами и мясом или морепродуктами; тянко – питательная смесь овощей, мяса, морепродуктов и т.п., приготавливаемая в большом котле ; мисо – соевая паста).

Вопрос: А блины для своих одноклубников Вы не пробовали печь?
Ответ: Нет, такая мысль мне в голову не приходила (смеется).

Вопрос: С пионером российского профессионального сумо Авророй Вы поддерживаете дружеские отношения?
Ответ: Да, мы встречаемся во время турниров, беседуем.

Вопрос: Вам приходилось с ним бороться на соревнованиях?
Ответ: Да, мы боролись три раза. Я три раза побеждал. Хотя он весит 270 килограммов. А стокилограммовому чеху Таканояма я, наоборот, дважды проигрывал.

Вопрос: Борцам, не входящим в элиту, не положена ежемесячная заработная плата. Но определенная сумма денег начисляется за каждый турнир. Не могли бы Вы назвать конкретные числа?
Ответ: Турниры-басё проводятся раз в два месяца. В сентябре, например, я боролся в третьем дивизионе макусита и получил за участие 150 000 иен (примечание: примерно 50 000 рублей), за четыре победы в семи поединках – дополнительно около 20 000 иен (примечание: примерно 6500 рублей). И еще 40 000 иен (то есть по 10 000 иен за каждую победу) мне подарили спонсоры нашей школы на торжественном вечере по случаю окончания соревнований.

Вопрос: Деньгами Вы можете распоряжаться по своему усмотрению? Или какую-то часть нужно отдавать на нужды школы?
Ответ: Нет, ничего отдавать не нужно. За проживание, питание и тренировки с нас денег не берут.

Вопрос: А платят ли сэкитори своим адъютантам?
Ответ: Да, с давних времен есть такое негласное правило. Труд цукэбито оценивается в 30-50 тысяч иен за турнир.

Вопрос: Накладываются ли какие-то ограничения на Ваше свободное время?
Ответ: В 22.30 положено быть всем дома.

Вопрос: И сэкитори тоже?
Ответ: Нет, к сэкитори это не относится.

Вопрос: Какую роль играет в школе супруга главного тренера-наставника оками-сан?
Ответ: Наша оками-сан – очень хороший человек. Когда я получил травму, она сама села за руль и отвезла меня в больницу, разговаривала с врачами, ухаживала за мной.

Вопрос: Можно назвать ее второй мамой?
Ответ: Можно (смеется).

Вопрос: Участвует ли оками-сан в уборке и приготовлении пищи?
Ответ: Нет, мы сами готовим и убираемся.

Вопрос: Но она следит за порядком? Ее слово – закон?
Ответ: Да. Оками-сан дает указания. И ослушаться ее нельзя.

Вопрос: Говорят, что в Вашей школе Ономацу едва ли не самые тяжелые тренировки. В чем это выражается?
Ответ: В количестве тренировочных схваток и специальных упражнений. Например, главное для сумо упражнение сико я делаю за тренировку 400-500 раз, отжимаюсь раз триста. Тренировочных схваток у меня бывает за утро от тридцати до пятидесяти-шестидесяти. И это не считая столкновений-буцукари. А после занятий, в свободное время, я хожу в тренажерный зал. Делаю это раза три в неделю. Чаще не рекомендуется.

Вопрос: На Ваш взгляд, чего Вам больше всего не хватает?
Ответ: В первую очередь, конечно, массы. Пока я не могу тренироваться из-за травмы, как раз стараюсь вес набрать. Моя цель – 130 килограммов.

Вопрос: Кто для Вас является примером для подражания?
Ответ: Я хочу быть самим собой, ни на кого не похожим.

Вопрос: А на кого Вы равняетесь по манере борьбы?
Ответ: Пожалуй, на озэки Харумафудзи. Он тоже легкий, весит только 130 килограммов. У него отличная техника. Еще равняюсь на Алана. Он очень сильный при не очень большом весе.

Вопрос: Боролись ли Вы на тренировках с Вакакою?
Ответ: Да, мы боролись.

Вопрос: Вам удавалось у него выигрывать?
Ответ: Счет побед у нас примерно равный.

Вопрос: Как высоко Вы поднимались в бандзукэ? Какая позиция в табеле о рангах является Вашим рекордом?
Ответ: В июле прошлого года я занимал восьмую позицию в третьем дивизионе макусита. До дзюрё было уже рукой подать. Но я получил травму.

Вопрос: Как Вы считаете, по уровню мастерства большая пропасть между дзюрё и макусита?
Ответ: Бороться в верхушке третьего дивизиона даже тяжелее, чем выступать во втором элитном дивизионе. Так многие говорят.

Вопрос: Тоскуете ли Вы по родине? Или Ваша школа заменила Вам родной дом?
Ответ: Нет, не заменила. Конечно, домой охота. Очень хочется скорее стать сэкитори и съездить на родину, пообщаться с друзьями, с родителями, с одноклассниками.

Николай Иванов родился 23-го августа 1983-го года в приморском городе Лесозаводск. В мае 2002-го года он начал путь рикиси. Амур провел 345 поединков в профессиональном сумо и одержал 190 побед. Рост русского богатыря 192 сантиметра, вес 122 килограмма.

июль 2011 г.

QR Code текущей страницы

QR Code