Ояката Асакаяма (озэки Кайо): "Я ненавидел сумо"

Интервью www.japan-sumo.ru дал легендарный человек.
Озэки КАЙО принадлежит несколько выдающихся рекордов. Это единственный в истории сумо борец, проведший более ста турниров в высшем дивизионе макуути. Он является рекордсменом по количеству побед в профессиональном сумо (1047) и в макуути (879).
Кайо - единственный сумотори, 5 раз завоевавший Кубок Императора, но так и не получивший высшего звания йокодзуна.
В июле прошлого года прославленный богатырь вышел в отставку. Сейчас он носит имя Асакаяма и работает тренером-наставником.

Вопрос: Вы уже привыкли к новому имени и к новой работе?
Ответ: В первое время после отставки, когда кто-то говорил в моем присутствии: «Асакаяма-ояката!», я не сразу понимал, что обращаются ко мне. И моим собеседникам приходилось повторно окликать меня: «Кайо!» Но сейчас я уже привык к новому имени и сразу реагирую на обращение (смеется).

Вопрос: Озэки Кайо и ояката Асакаяма – один и тот же человек? Или Вы переродились, начали совсем новую жизнь?
Ответ: Многое изменилось. Я уже не являюсь рикиси, не надеваю маваси и ощущаю себя по-другому.

Вопрос: А как Вы ощущаете себя теперь?
Ответ: Изменился ритм жизни. С самого утра всё иначе. Больше двадцати трех лет я вставал каждый день ни свет ни заря, надевал маваси и выходил на тренировку. Теперь этого делать не надо. И на турниры я смотрю сейчас только со стороны. Ловлю сам себя на мысли: «А Кайо-то на дохё уже нет» (смеется).

Вопрос: Вы жалеете о том, что не добились на дохё всего, чего хотели? Или, наоборот, завершив богатырскую карьеру, Вы испытали облегчение?
Ответ: Я испытал облегчение. Ни о чем не жалею. Нужно думать не о прошлом, а о будущем. Теперь моя задача – стать хорошим тренером-наставником, моя ответственность – воспитать сильных рикиси.

Вопрос: Почти четверть века Вы надевали маваси и выступали на дохё. Наверное, Вы очень любите сумо?
Ответ: Сначала я ненавидел сумо (смеется). В детстве я участвовал в соревнованиях по воле родителей, с большой неохотой. И у меня совсем не было желания становиться сумотори, когда меня отдали в школу Томодзуна в 1988-м году.

Вопрос: Уже тогда Вы отличались крупным телосложением?
Ответ: Мне было пятнадцать лет. Рост у меня 180 сантиметров, а весил я тогда около ста килограммов.

Вопрос: А с какого возраста Вы начали серьезно заниматься сумо?
Ответ: Только после поступления в Томодзуна-бэя. Я не ходил в секцию сумо, когда учился в общеобразовательной школе. Лишь изредка участвовал в турнирах для школьников. Мне нравилось заниматься дзюдо. Но, так как я немного выделялся среди сверстников крупным телосложением, учителя и родители уговаривали меня выступать два-три раза в год на соревнованиях по сумо.

Вопрос: Когда же Вы полюбили сумо?
Ответ: Первые два года после поступления в школу Томодзуна я совсем не мог понять, что я здесь делаю, ради чего нужно преодолевать так много трудностей. Но постепенно у меня стал просыпаться интерес к сумо. Это происходило по мере того, как я становился сильнее и улучшал свои результаты. И ко мне уже стали подходить болельщики, чтобы пожать руку. Такое внимание было приятно (улыбается).

Вопрос: Вы терпели два года, и у Вас не возникало желания бросить сумо?
Ответ: Возникало. Один раз я даже сбежал. С двумя такими же молодыми борцами. Это произошло примерно через полгода после того, как я начал выступать на дохё. Но нас быстро нашли, вечером в день побега.

Вопрос: Вы сбежали домой?
Ответ: Нет, к знакомым одного из моих одноклубников, связанных с Томодзуна-бэя. И они сдали нас тренеру (смеется).

Вопрос: Как Вас уговорили вернуться?
Ответ: Я осознал, что доставил беспокойство родителям, всей семье, моим школьным учителям, подвел много людей, веривших в меня. И с тех пор желание сбежать у меня больше не возникало.

Вопрос: Вы осознали, что поступили неправильно после телефонного разговора с родителями?
Ответ: Нет. Я им даже не позвонил. Потому что мне было стыдно за свой поступок.

Вопрос: Вы отметили, что интерес к сумо проснулся у Вас через два года после дебюта. А когда пришла любовь?
Ответ: Пожалуй, незадолго перед тем, как я стал сэкитори (примечание: статусом сэкитори наделяются только 70 лучших борцов, выступающих в элитных дивизионах макуути и дзюрё). И чем выше я поднимался в рейтинге, тем больше я любил сумо.

Вопрос: И тренировки Вы тоже полюбили?
Ответ: Да. Ведь у меня появилась возможность спарринговать с самыми сильными борцами. Для меня это была очень большая радость.

Вопрос: Вы начали богатырскую карьеру в марте 1988-го года в один день со ставшими потом великими чемпионами Таканохана, Ваканохана Третьим и Акэбоно. В мае 1993-го года, когда Вы дебютировали в высшем дивизионе макуути, Акэбоно носил уже самое почетное звание йокодзуна, Таканохана был озэки, а Ваканохана – сэкивакэ.
Ответ: В марте 1988-го года нас, новичков, было около 90 человек. Гаваец Акэбоно, конечно, бросался в глаза. Я еще никогда не видел такого громадного человека. А я ничем особым не выделялся, был слабым. Наверное, Таканохана, Ваканохана и Акэбоно меня даже не заметили.

Вопрос: Вы выиграли пять турниров, установили несколько рекордов. Но Вам не удалось получить высшее в иерархии сумо звание йокодзуна. Сейчас, оглядываясь назад, Вы можете сказать, что полностью реализовали себя на дохё? Или осталась неудовлетворенность оттого, что Вы не стали великим чемпионом?
Ответ: Конечно, тот, кто заслужил звание озэки, ставит перед собой задачу стать великим чемпионом. Но я уже не жалею о том, что не достиг этой цели. Я счастлив, что так долго выступал на дохё и установил несколько рекордов. Если бы я получил титул йокодзуна, то вряд ли смог бы бороться столько лет. Возможно, уже через год мне пришлось бы выйти в отставку. Потому что великий чемпион на каждом турнире должен показывать очень высокие результаты.

Вопрос: Вы объявили об отставке после того, как, побив выдающийся рекорд легендарного великого чемпиона Тиёнофудзи, довели общее количество своих побед до 1047-ми. Вам было принципиально важно превзойти это достижение?
Ответ: Рекорд – это хороший стимул. Но я ни в коем случае не считаю, что превзошел Тиёнофудзи. Он побеждал будучи великим чемпионом, а я просто долго боролся. Формально я опередил его по количеству побед. Но «содержание», скрытое в числах, различное. Поэтому я не могу поставить себя в один ряд с Тиёнофудзи.

Вопрос: В сентябре 2004-го года Вы в пятый раз стали победителем классического турнира и получили статус цунатори (кандидата в йокодзуна). На следующем басё Вам не удалось снова завоевать Кубок Импертора. Но Вы показали очень хороший результат: одержали в пятнадцати поединках двенадцать побед, одолели великого чемпиона Асасёрю. Формально у Ассоциации сумо были основания присудить озэки Кайо высшее звание. Однако вопрос был решен отрицательно. Вам не было обидно?
Ответ: Нет. Я понял, что не заслуживаю звания йокодзуна, когда потерпел третье поражение. И даже победа над Асасёрю в последний день басё ничего не меняла. Обиды не было. Я мог пенять только на себя. Значит, мне не хватило сил. Вот если бы я одержал четырнадцать побед, то можно было рассчитывать на повышение.

Вопрос: Какие события, какие поединки Вы считаете самыми памятными?
Ответ: В январе 2000-го года в последний день Хацу басё моим противником был Мусояма. Нас называли принципиальными соперниками, мы оба носили третье в иерархии сумо звание сэкивакэ. Он в случае успеха становился победителем турнира, а я боролся за катикоси (примечание: катикоси – результат, фиксирующий преобладание побед над поражениями по итогам всего турнира). Я не смог ничего ему противопоставить и, проиграв по всем статьям, потерял звание сэкивакэ. Об этой неудаче я не смог забыть. И через четыре месяца я впервые завоевал Кубок Императора. Сейчас я думаю, что своими достижениями я обязан тому поединку.

Вопрос: В ноябре 2010-го года, когда Вы в последний раз выступали в родной префектуре Фукуока, болельщики обратили внимание, что Вы приезжали на такси в принимавший Кюсю басё Международный центр ровно в 14.00, задолго до начала церемоний и поединков. Ветеран с огромными заслугами появлялся на рабочем месте намного раньше многих молодых богатырей. Почему?
Ответ: У меня было много травм. Требовалось время, чтобы перебинтовать руки, ноги, поясницу, разогреться, размяться. Чтобы не торопиться и сделать всё основательно, я приезжал пораньше. Если не разогреться как следует, есть риск получить новую травму. Каждый сумотори должен тщательно следить за своим телом.

Вопрос: В профессиональное сумо приходит довольно много юношей, имевших в школе репутацию хулиганов. Тиётайкай – яркий пример. Каким Вы были в детстве?
Ответ: Дом моих родителей находится в горах. Я любил в детстве играть с друзьями на свежем воздухе, купаться. Я был обычным ребенком.

Вопрос: Тихим и скромным?
Ответ: Я бы не сказал. Но так характеризовали меня учителя (смеется).

Вопрос: Ваша жена профессионально занималась борьбой. Ее спортивный опыт для Вас – хорошее подспорье?
Ответ: Мы познакомились, когда она уже ушла из спорта. Я никогда не видел, как жена боролась. Но мне, конечно, очень помогло то, что она знала спорт изнутри. До женитьбы я иногда недоооценивал свои травмы, лечился самостоятельно, не обращался к врачу. После свадьбы жена взяла мое здоровье под контроль. Она возила меня в больницу, продумывала рацион моего питания. Например, во время турниров для восстановления сил нужно было есть очень много мяса. И каждый день она готовила мне овощной сок на основе моркови.

Вопрос: Говорят, что в молодости Вы могли выпить много алкоголя, сакэ.
Ответ: Да, всякое бывало (смеется). Но только до свадьбы. Когда я повзрослел, остепенился, сосредоточился на сумо, то практически бросил пить.

Вопрос: Вы курите?
Ответ: Нет, не курю. Я пробовал, но быстро бросил. Начал курить, потому что слышал, будто сигареты снимают стресс. Но сразу понял, что табак не идет мне на пользу.

Вопрос: Вы держите дома маленьких собачек. Какой они породы и как их зовут?
Ответ: Это той-пудели. Шеви и Форд. Они очаровательные. Мы назвали их в честь американских машин.

Вопрос: Озэки Кайо увлекался радиоуправляемыми моделями. У ояката Асакаяма остается это хобби?
Ответ: Нет, я уже не играю в такие игрушки (смеется). Знаете, почему? Борцам сумо запрещено водить автомобили. Поэтому радиоуправляемые модели заменяли мне настоящие машины. А тренерам-наставникам можно садиться за руль (улыбается).

Вопрос: Вы преодолели очень много трудностей, справлялись с тяжелыми травмами. Откуда у Вас такая сила?
Ответ: Я вырос в горах, на природе. В 15 лет я выжимал на кистевом динамометре 85. Я никогда никому не проигрывал в борьбе на руках. Но и в сумо, и в дзюдо одной физической силы мало.

Вопрос: Говорят, что Вы выжимали руками сок из яблок.
Ответ: Да, было дело (смеется). И правой, и левой. Меня заставляли проделывать такие фокусы журналисты.

Вопрос: А каков Ваш рекорд на ручном динамометре?
Ответ: Не помню точно. Где-то за 130. Даже когда я не прилагал особых усилий, прибор зашкаливал за сто.

Вопрос: Сколько Вы сможете выжать сейчас?
Ответ: Я уже давно не тренируюсь. Наверное, в диапазоне от семидесяти до восьмидесяти.

Вопрос: А где Вы черпали невероятную психологическую силу?
Ответ:(задумывается/) У меня было сильное желание не останавливаться на полпути, реализовать весь свой потенциал. И меня окружали люди, которые не позволяли мне самоуспокоиться. Мой тренер по физической подготовке, мой массажист, моя семья подбадривали меня. Они придавали мне сил. Если бы я был сам по себе, то наверняка ушел бы из сумо гораздо раньше.

Вопрос: Вам тяжело далось решение объявить об отставке?
Ответ: Сошлись разные обстоятельства. У меня были большие проблемы с поясницей, всё время затекала нога. Лечение не помогало. С другой стороны, мне удалось установить рекорд. Пожалуй, других ориентиров, целей, стимулов уже не оставалось. Во время июльского турнира я посоветовался со своим тренером-наставником – и мы сошлись во мнении, что время, наверное, пришло. Перед поединком с озэки Котоосю, борцом высокого ранга, проиграть которому не стыдно, я решил, что объявлю об отставке, если не смогу показать сумо высокого класса. Мне не удалось оказать Котоосю достойного сопротивления. И сразу после поражения я подумал, что моя карьера на дохё закончилась. И будто груз свалился с моих плеч.

Вопрос: Когда Вы выступали на дохё, у Вас были друзья среди рикиси? Со стороны казалось, что Вы были на дружеской ноге с озэки Мусояма, озэки Тиётайкай. Или соперники не могут быть добрыми товарищами?
Ответ: Интересные моменты случались после басё. Бывало, мы с Мусояма ходили вместе куда-нибудь поужинать. И можно было позволить себе в дружеской обстановке немного задрать нос: «Я победил тебя на турнире, поэтому я угощаю. И не смей возражать». У нас было хорошее соперничество не только на дохё. Даже когда мы вместе пили, никто не хотел уступать (смеется).

Вопрос: Сейчас Мусояма возглавляет школу Фудзисима. Вы пока работаете помощником ояката Томодзуна. Планируете ли отделиться от своего бывшего тренера-наставника и открыть собственную школу? Когда?
Ответ: Пока рано об этом говорить. Мне нужно еще как следует освоиться на новом месте, многому научиться. Нужно искать новых учеников. Как много времени уйдет на это - два года, три или больше, я еще не знаю.

Вопрос: Что Вы думаете о российских богатырях?
Ответ: Аврора мне очень симпатичен. Почти все российские рикиси пришли на профессиональное дохё из вольной борьбы. А у него не было такого опыта. Он очень крупный, весит 270 килограммов. Но даже при таком весе ему удается показывать качественное сумо. Амура и Алана я хочу похвалить за то, что они умеют сдерживать свои эмоции и после поражений, и после побед. Многим японцам стоит поучиться у них такой сдержанности, хладнокровию. Я искренне восхищаюсь россиянами. Они приехали в совсем незнакомую страну, оказались в очень непривычных условиях и добились своим трудом и упорством больших успехов. Если бы меня судьба забросила в Россию, я вряд ли бы достиг каких-нибудь вершин в каком-либо деле.

Вопрос: За четверть века Вы пережили несколько эпох в сумо. Как Вы считаете, какое время было самым интересным?
Ответ: Наверное, 1990-е годы. Тогда было очень много разноплановых борцов: больших и маленьких, со своей неподражаемой техникой. Сейчас, к сожалению, такого разнообразия ярких стилей не наблюдается.

Вопрос: Что Вы хотели бы пожелать российским, всем европейским любителям сумо?
Ответ: Я хотел бы призвать российских болельщиков активнее поддерживать российских рикиси. С вашей поддержкой они будут еще больше стараться и достигать новых высот. А вы через них будете узнавать и любить сумо еще больше.

Бой Поветкин-Кличко



QR Code текущей страницы

QR Code