АМУР: «РАССЧИТЫВАЮ ВЕРНУТЬСЯ В НОЯБРЕ»

Российский богатырь Николай Иванов, известный в мире профессионального сумо под именем Амур, восстанавливается после разрыва передней крестообразной связки правого колена. В начале марта уроженец приморского Лесозаводска перенес операцию.
Амур уже проходил с честью тяжелейшие испытания. Его дух не сломила полученная в конце 2010-го года травма левого колена, из-за которой он пропустил два турнира. Вернувшись на дохё, Николай стал бороться лучше, чем прежде, и заслужил за полгода путевку во второй дивизион дзюрё и элитный статус сэкитори.
Дебютируя в дзюрё, 28-летний россиянин одержал десять красивых силовых побед и доказал себе и соперникам, что обладает потенциалом подняться в высшую лигу макуути.
Законы профессионального сумо очень суровы. Борец, не принимающий участия в турнирах даже по самой уважительной причине, опускается в рейтинге. Амуру грозит понижение в четвертый дивизион сандаммэ. Но Николай Иванов не теряет веры в себя и собирается после возвращения в строй рикиси осуществить свою мечту и пробиться в макуути.

Вопрос: Вы получили травму на январском турнире. Почему операция была сделана только в начале марта?
Ответ: Нужно было дождаться, чтобы колено могло сгибаться и разгибаться, чтобы после операции оно вернулось в нормальное положение. Мне доктор объяснил, что в таком случае процесс восстановления идет быстрее. И, кроме того, в больнице была очередь. Потому что в марте в Японии кончается учебный год, и перед каникулами многие студенты и школьники, занимающиеся в спортивных клубах, ложатся на операции.

Вопрос: Как долго продолжалась Ваша операция?
Ответ: Планировалось, что операция займет три часа. Но понадобилось четыре с половиной. Кость оказалась неудобной. В колене мне просверлили две дырки и вырезали переднее сухожилие в чашечке, потом сделали пересадку и закрепили болтами. Сказали, что, если болты мешать не будут, их так и оставят в ноге. А если будут создавать проблемы, тереться о кость, то снимут примерно через год. Операция уже будет несложная, она займет где-то 30 минут, я в тот же день смогу ходить. Многие мои одноклубники снимали болты и после этого возвращались в школу своим ходом.

Вопрос: Вам делали операцию под местным наркозом или под общим?
Ответ: Конечно, под общим. Когда я проснулся, голова была затуманенная. Интересно, что, придя в себя, я ощутил боль не в колене, а в руке. Потому что мне постоянно измеряли давление. Три дня рука болела (смеется). Очень тяжело было после операции лежать и не двигаться, спина затекала, я даже почесаться не мог.

Вопрос: Передняя крестообразная связка – основная в колене?
Ответ: Да. Правда, на самом деле эта связка не совсем передняя. Она проходит внутри кости колена. Такие травмы часто случаются у футболистов. А в сумо обычно рвутся боковые связки. Но их много, они «растут» пучком, и после разрыва одной из них, как правило, нет необходимости делать операцию. Я, в общем-то, тоже мог бы попробовать бороться без передней крестообразной связки. Но у меня нет сухожилия в левой чашечке. А для того, чтобы исполнять стартовый рывок, нужно опираться изо всех сил хотя бы на одно колено.

Вопрос: Для Вас хороший пример – Мёгирю, сумевший после двух тяжелейших травм войти в дюжину лучших сумотори.
Ответ: Мёгирю тоже сначала повредил левое колено, еще когда был студентом, а потом, дебютируя во втором элитном дивизионе дзюрё, порвал переднюю крестообразную связку правого колена, перенес операцию, пропустил три турнира и успешно вернулся. Кстати, я работаю с тем же тренером по общефизической подготовке, что и Мёгирю.

Вопрос: На Весеннем турнире Мёгирю одержал очень красивую силовую победу над весящим два центнера Гагамару. Тем самым Гагамару, в поединке с которым в январе позапрошлого года он порвал переднюю крестообразную связку правого колена.
Ответ: Я знаю, что Мёгирю очень много работает не только на тренировочном дохё, но и в тренажерном зале, делает приседания со штангой и другие упражнения.

Вопрос: Чем Вы сейчас можете заниматься?
Ответ: Пока ничем не могу. Я только езжу раза три в неделю на восстановительные процедуры в больницу, где мне делали операцию.

Вопрос: Вам делают прогревания?
Ответ: Нет, прогревания пока делать нельзя. Наоборот, колено нужно охлаждать, потому что еще не спала опухоль. Сидя могу выполнять некоторые упражнения на тренажерах, но только с минимальной нагрузкой. Думаю, что смогу как следует нагружать себя с конца апреля. И нужно вернуть вес. Пока я лежал в больнице, потерял шесть килограммов. Особенно ноги похудели.

Вопрос: Значит, сейчас Вы весите чуть более 120 килограммов?
Ответ: Да. Но думаю, что, как только начну тренироваться, вес сразу вернется. Мне уже разрешено нагружать правую ногу на 30 килограммов. Скоро я буду пользоваться только одним костылем. А где-то через месяц смогу отказаться и от второго костыля.

Вопрос: А когда Вы сможете тренироваться на дохё?
Ответ: Пока я даже не загадываю. Мои товарищи по школе, прошедшие через такие же травмы, лишь через четыре месяца – пять месяцев после операции на дохё выходили. И бороться они начинали не сразу. Сначала только специальные упражнения делали – сико, например. Говорят, что у всех по-разному процесс восстановления проходит. У кого-то пересаженная связка быстрее приживается, у кого-то медленнее.

Вопрос: А из какого места, кстати, берут связку для пересадки?
Ответ: Чаще берут из задней части ноги. Но у меня, как и у Мёгирю, брали из передней части. Это больнее, но зато, как мне объяснили, восстановление в таком случае проходит на месяц быстрее.

Вопрос: Ваш тренер-наставник ояката Ономацу заявил, что ни в коем случае не будет торопить Вас и форсировать процесс восстановления, чтобы исключить возможность осложнений.
Ответ: Нет, я не буду спешить. Если получу еще одну травму, не знаю, хватит ли у меня терпения продолжать бороться. А у меня есть мечта – пробиться в высший дивизион макуути.

Вопрос: Вы прекрасно дебютировали в январе во втором элитном дивизионе дзюрё, сумели одержать десять побед в двенадцати поединках. Наверняка Вы почувствовали, что Вам по силам подняться в макуути?
Ответ: Да, наверное, когда я вернусь, мне будет легче снова подниматься в рейтинге, потому что я уже попробовал свои силы в дзюрё.

Вопрос: И перед Вами – хороший пример Мёгирю.
Ответ: Мёгирю тоже потерял вес, когда лежал в больнице, похудел до 125 килограммов. Но, когда он вернулся, пропустив три турнира, то весил уже 140 килограммов. Мёгирю опустился из-за травмы в четвертый дивизион сандаммэ. Но уже через год после возвращения он получил право дебютировать в макуути, выиграв перед этим два турнира в дзюрё.

Вопрос: Вы получили травму в 12-й день Хацу басё в поединке с Котоюки, слетев с помоста. Вы неудачно оперлись на правую ногу, оберегая больную левую?
Ответ: Нет, травму я получил не в тот момент, когда он столкнул меня с помоста. Я почувствовал хруст, щелчок в ноге при стартовом рывке. Мне удалось отодвинуть Котоюки к краю дохё, но вытолкнуть его за соломенную окантовку я не смог. Думал, что получил растяжение. Но всё оказалось гораздо серьезнее.

Вопрос: С такой тяжелой травмой Вы покинули зал на своих ногах!
Ответ: На следующий день я должен был бороться с Тиётайрю. И я заставил себя терпеть боль, чтобы не показывать сопернику своё слабое место.

Вопрос: Что стало причиной травмы? Может быть, Вы недостаточно хорошо размялись перед схваткой?
Ответ: В больнице мне объяснили, что у многих людей есть с рождения такая особенность в строении кости колена, что она бьет по связкам и сухожилиям. У Мёгирю была такая особенность, и у меня.

Вопрос: Вы сами от себя ожидали, что сможете одержать 10 побед, дебютируя в дзюрё?
Ответ: Перед первым поединком с очень крепким и опытным Хокутокуни я волновался. Во второй схватке, с Сотайрю, я упустил победу, немного замешкавшись, расстроился. После этого решил, что буду еще более настойчиво идти вперед. Честно говоря, не думал, что смогу выиграть десять схваток. Особенно я был рад, когда победил Такамисакари – борца, носившего четвертое иерархическое звание комусуби. Я помню Робокопа еще с тех пор, когда смотрел сумо по телевизору.

Вопрос: Сейчас у Вас много свободного времени. Как Вы его проводите?
Ответ: Читаю сейчас «Марсиан» Эдгара Берроуза. Недавно прочитал «Камень для Дэнни Фишера» Гарольда Роббинса, книгу о жизни простого человека. Еще смотрю фильмы по интернету. Во время Весеннего турнира следил по компьютеру за поединками.

Вопрос: Почему по компьютеру, а не по телевизору?
Ответ: По телевидению показывают схватки, начиная с сандаммэ. А я хотел увидеть, как борются все мои товарищи по школе.

Вопрос: Вы будете выходить на утренние тренировки просто для того, чтобы морально поддерживать своих одноклубников?
Ответ: Буду спускаться, чтобы поприветствовать, поздороваться. А морально ребят тренер и без моей помощи как следует поддержит (смеется).

Вопрос: Когда Вы сможете участвовать в турнире?
Ответ: Рассчитываю вернуться в ноябре, на Кюсю.

Вопрос: А на сентябрь рассчитывать не приходится?
Ответ: Лучше не рисковать. В школе у нас был борец, который поторопился и снова порвал связку колена. В какой-то степени даже хорошо, что из-за пропуска четырех турниров я упаду в сандаммэ. Сразу после реабилитации в четвертом дивизионе, конечно, мне будет полегче.

Вопрос: Такую же травму, как Вы, получил практически в одно время с Вами полузащитник «Зенита» Данни. Ему, по прогнозам врачей, понадобится на восстановление восемь месяцев.
Ответ: Да, такие травмы – не редкость для футболистов, баскетболистов, волейболистов. Но у них для пересадки берут связки из задней части ноги, потому что они часто падают на колени. За восемь месяцев восстановиться на сто процентов невозможно. А полностью прежняя сила вернется, как мне сказали врачи, только через два года.

Вопрос: С левым коленом у Вас сейчас всё в порядке?
Ответ: С левым коленом сейчас, кажется, нет проблем. Оно немного побаливало перед январским турниром, поэтому пришлось снизить немного интенсивность тренировок. Я раз в три дня ходил на иглоукалывания. И, может быть, мне нужно было делать эту процедуру для обоих колен. Ведь волей-неволей я постраховывался и перегружал правую ногу, оберегая левую. Возможно, как раз в этом кроется причина травмы.

Вопрос: Наверное, когда Вы узнали диагноз, в голову полезли самые неприятные мысли?
Ответ: Да, я о многом передумал. Решил продолжить, еще раз попробовать, получив поддержку от многих людей, в том числе на форуме.

Вопрос: Вы уже выступали в элитном дивизионе дзюрё. Это очень большой успех. И этого достижения у Вас уже никто не отнимет. Теперь очень хочется пожелать Вам здоровья и сил, чтобы увидеть Вас в макуути.
Ответ: Да, макуути – это моя мечта (улыбается). Я постараюсь.



QR Code текущей страницы

QR Code